«ВСЁ, ЧТО КАСАЕТСЯ ЧЕЛОВЕКА, МНЕ БЕЗУМНО ИНТЕРЕСНО…»

Мария ГОНЧАРОВА, учащаяся 11 класса средней общеобразовательной школы № 10, родилась в Чапаевске, ей 17 лет. Говорят, что талантливый человек талантлив во многом. Это о Маше. Она отлично учится в школе, что не помешало ей в свое время с отличием окончить художественную школу. И еще Маша увлекается литературным творчеством. Небольшое интервью поможет вам, уважаемые читатели, поближе познакомиться с Марией.

– 6 июня – Пушкинский день в России, поэтому мне бы хотелось спросить тебя, Маша, как ты относишься к Пушкину? Кто близок тебе из современных писателей?
– Не могу оценивать творчество Александра Сергеевича, потому что не считаю себя компетентной в этом вопросе, точно уверена лишь в том, что он оставил невероятное наследие в литературе и по праву считается великим творцом хотя бы потому, что сделал то, чего не было в мировой литературе прежде. Назвать любимого писателя, как и любимую книгу или фильм, всегда невероятно сложно. Привлекают рассказы Чехова, Шукшина, так как они размышляли о внутреннем мире человека, всегда любили своего героя. Из современных писателей могу выделить для себя Стивена Кинга, который порой даже под слоем мистики показывает человека со всеми его проблемами и душевными терзаниями.

– Знаю, что ты пробуешь себя в литературном творчестве. Думаешь ли продолжать писать или как получится? Для творчества нужно вдохновение?
– У меня в планах связать дальнейшую жизнь с литературой. Буду учиться писать, создавать новые истории. Постараюсь, чтобы мое увлечение стало призванием, а в будущем хочу заниматься этим профессионально.
Вдохновение, безусловно, играет большую роль. Иногда даже имеющийся в голове материал сложно перевести в текст, что-то мешает, а бывает и так, что на компьютере появляется вдруг то, чего не было в мыслях.

– Много написано рассказов?
– Пока совсем мало – четыре, пятый находится в стадии разработки.

– Какой литературный герой является для тебя примером?
– В героев литературных произведений очень легко влюбиться, но пример хочется брать с немногих. Для меня эталон настоящего, искреннего человека – Пьер Безухов. Хочется, глядя на него, становиться лучше, совершенствовать себя и свой внутренний мир. Учишься и у шукшинского Чудика независимости, честности, доброте. Немного наивной, но иногда без этого нельзя.

PS: Мы, взрослые, привыкли критически относиться к молодежи, а порой, откровенно поругивать ее, вот мы, мол, в молодые годы были другими. А они тоже разные, но думающие, искренние, целеустремленные, ищущие себя и свое место в нашем мире. Думаю, вы согласитесь со мной, уважаемые читатели, познакомившись хотя бы с одной творческой работой Маши, в которой она в форме диалога с Пушкиным размышляет о роли поэзии в обществе, о времени и о себе.

Я К ВАМ ПИШУ…

(ДИАЛОГ С ПОЭТОМ)

У меня есть книга. Большая, старая, с желтыми измятыми страницами, размытыми буквами и каракулями на форзаце. На обложке написано чуть заметно: ПУШКИН. Пусть другие ходят к гадалкам, чтобы поговорить с теми, кого уже нет, или покупают доски для спиритических сеансов в магазине «1000 мелочей». Мне же достаточно открыть эту мою книгу и начать диалог с великим поэтом.

– «Так и мне узнать случилось, что за птица Купидон», – заводит Александр Сергеевич разговор.
– Вы так много и красиво говорите в своих стихах о любви, что, кажется, она преследовала Вас всю жизнь.

– «Болезнь любви неизлечима!»
– Сейчас о любви не поют так, как пели о ней Вы. Наверное, люди все-таки нашли от этой болезни вакцину. Или просто боятся ее… Не надо, может быть, этого вспоминать, но Вы не боялись за имя любимой женщины стреляться на дуэли. Некоторые же мужчины сейчас страшатся придержать девушке дверь, когда та входит в помещение. Но не будем о плохом. В мире много есть тем, заслуживающих нашего внимания: дружба, призвание, долг. Россия полюбила Вас за то, что Вы взбудоражили умы и сердца, перевернули поэзию, подчинили себе и заставили ее исполнять собственное предназначение. Вы сами свое имя написали на «обломках самовластья».

– «Не для житейского волненья, не для корысти, не для битв, мы рождены для вдохновенья, для звуков сладких и молитв».
– Да, но, тем не менее, Вы прослыли за борца и реформатора, поднимающего народный дух. Отчего, Александр Сергеевич, так уверены Вы в том, что поэт не может давать уроков толпе? Ведь в Вашем распоряжении слово, которое может вершить судьбы и горы сворачивать своей силой. О такой власти, какая была в Ваших руках, многие не могли и мечтать. Вам бы с Вашим талантом во времена Октября податься, но футуристы Вас, к сожалению, в свое время бросили с «парохода современности».

– «Придет, придет и наше время, и наши внуки в добрый час из мира вытеснят и нас!»
– Вы не обижайтесь на них, Александр Сергеевич. Они бунтовали против Вас и Ваших современников, но выполняли Вы общую миссию и говорили тоже об одном. Маяковский как-то сказал, что слово – «полководец человечьей силы». Ваше слово вело целую армию, как их лозунги двигали массы. А некоторые, представляете, до сих пор считают, что поэзия бесполезна. Я часто думаю: «Отчего они такие?» А потом понимаю, что не с чем им связать ваши стихи. Вы писали обо всем, что Вас волновало. Возьмем, к примеру, любовную лирику. Как я сказала уже, сейчас так не любят. А если и любят, то лишь единицы. Перевороты… Мы не застали и, надеюсь, не застанем их на своем веку. Природа… Современная цивилизация медленно, но верно уничтожает ее. Многим безразличен облик окружающей среды, не то, что ее близость к человеку. Что же остается? Дружба? Возможно, но почему так часто слышу я истории предательства?

Не кажется ли Вам, что слишком много этих «но» в моих фразах. Мы привыкли опровергать все, ломать старые заповеди, пренебрегать моралью. Привыкли предавать и быть преданными. Есть такая фраза: «Будешь предан – будешь предан». И ее повторяют все, потому что всем нравится. Быть предателем и тем, кого предали, – это норма. Быть бессердечным скептиком – это норма. Закрыть на замок свой внутренний мир и не открываться даже близким – это норма. Мне кажется, мы умираем. Все постепенно начинает ломаться. Как в утопиях, люди возводят стеклянные стены, штампуют роботов, учат их всему, что умеют сами, и забывают о том, что они не передадут им главного – своей души. Это все становится похоже на роман Рэя Брэдбери «451 градус по Фаренгейту». Мы игнорируем не просто поэзию, а мировосприятие через ее призму. Дело даже не в книгах. «Не книги … нужны, а кое-что из того, что когда-то было в книгах». Нам всего-то необходимо прислушаться. Прислушаться и проанализировать. Не великолепный пушкинский ямб, не звукопись стиха, а то, что стоит за ним. Может быть, есть все-таки в этих строчках что-то для каждого из нас? Может, мы, Александр Сергеевич, с Вами похожи?

– «О нет, мне жизнь не надоела, Я жизнь люблю и жить хочу. Душа не вовсе охладела, Утратя молодость свою. Еще хранятся наслажденья Для любопытства моего, Для милых снов воображенья, Для чувств всего»…

Мария ГОНЧАРОВА.

Написать комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *