ВСПОМИНАЯ О ВОЙНЕ

С каждым новым днем 2019 года все ближе памятная дата — 30-летие вывода Советских войск из Афганистана. Вместе с ветеранами боевых действий мы продолжаем говорить об Афганской войне и тех воспоминаниях, которые она оставила…

На этот раз наша встреча состоялась в «Доме советов» — так городские общественные организации между собой называют специально выделенное им администрацией Чапаевска здание на улице Щорса, в которое они потихоньку переселяются. Сюда же переехала и городская общественная организация «Российский союз ветеранов Афганистана».

За чашкой чая ветераны афганской войны М. Ю. Пропадалин, Ю.В. Кураев, А. В. Макаров и председатель совета Ж. П. Сумнительнов поделились своими воспоминаниями об этом времени.

Первый мой собеседник, Михаил Юрьевич Пропадалин, родился и вырос в Чапаевске. Окончил техническое училище № 16, после чего осенью 1984 года был призван в ряды Советской армии. В 1986 году за боевые заслуги он был награжден медалью.

— Я попал в учебку в Туркменистан, — начал свой рассказ Михаил Юрьевич. — Условия там были очень тяжелые. Наш батальон стоял в пустыне. Температура на улице около нуля, а жилой модуль — из фанеры. Отопления просто нет. Все привозное. Порезы и ссадины не заживали по три месяца. Мы тогда считали, что лучше поехать в Афганистан. В нашем батальоне готовили механиков-водителей, наводчиков-операторов и сержантов. Я прошел подготовку по специальности наводчик-оператор БМП. Спустя полгода самолетом из Ашхабада нас доставили в Кабул в сортировочный пункт, а оттуда — в Кандагар и Шинданд. Я был распределен в 371 гвардейский мотострелковый полк. Мне повезло, тогда там много чапаевцев было: вместе со мной пятеро. Правда, домой вернулось четверо.

Михаил Юрьевич скромный человек, в разговоре не очень многословный. И все-таки, он рассказал, за что был приставлен к награде:

— В 1986 году в провинции Кандагар была операция. Разведывательная рота попала под обстрел душманов. Наше подразделение ближе всего оказалось к месту боя. Раненых и убитых мы выносили на носилках через минное поле. Знаете, с нами был сапер, к сожалению, не помню его фамилию. Уже в то время он был Герой Советского Союза. Тогда ведь мало давали наград, да и лишали их часто, даже за небольшие провинности. Так, следуя за ним, мы вынесли пятерых тяжелораненых и двоих убитых ребят. Нас самих было восемь человек, поэтому путь мы проделали дважды.

Продолжая разговор про мины, Михаил Юрьевич вспомнил еще один эпизод, когда жизнь целого взвода зависела буквально от нескольких сантиметров и важного правила выживания в Афганской войне — «Не съезжать с проверенной дороги!»:

— Был у нас случай, когда мимо мины проехали в считанных сантиметрах. Командир поздно заметил мину, механику-водителю не стал говорить, чтобы не вильнул ненароком. Когда проехали, следующую машину предупредил, чтобы осторожней были. Так по нашей колее вся колонна благополучно прошла заминированное место. Это спасло жизнь.

Другой участник разговора, Юрий Васильевич Кураев, представитель армейской интеллигенции, так называют связистов. Сам он профессиональный военный. Закончил военное училище в Ульяновске в 1978 году. В общении с ним чувствуется особая армейская выправка, собранность и концентрация внимания. Военную службу в Афганистане он проходил с февраля 1979 по декабрь 1981 года в батальоне радиоэлектронной борьбы в Кабуле.

Рассказал Юрий Васильевич о тяжелой дороге в Афганистан и трагедии случившейся на перевале Саланг:

— В феврале 1980 года мы вошли в ДРА. Маршрут проходил от Термеза до Кабула через горный перевал Саланг. Там есть длинный тоннель в скале. Мы вынуждены были ждать неделю, прежде чем пройти его. Дело в том, что перед нами по тоннелю шли две колонны навстречу друг другу. Случилось ДТП. Тяжелая техника встала, не выключая двигатели, и военнослужащие в тоннеле задохнулись выхлопными газами. Мы ждали, когда освободят дорогу.

В этот момент к разговору подключился Ж. П. Сумнительнов. Выяснилось, что его артиллерийская бригада заходила в Афганистан этим же путем. Более того, Жорж Петрович рассказал о том, что среди военнослужащих пострадавшей колонны был наш земляк — Валерий Гуськов — ракетчик, который стал непосредственным очевидцем трагедии в Саланге, в результате которой погибло 16 его сослуживцев.

Затем Ю. В. Кураев продолжил свой рассказ:

— Мы некоторое время стояли в Пули Хумри. Между собой звали его «в пыли умри». Потом дошли до Кабула. Недалеко от места дислокации нашего батальона находился сгоревший дворец Амина. Мы вошли в Афганистан почти самые первые. Наши палатки поставили, как выяснилось потом, рядом с афганским кладбищем. В этот год выпал снег. Явление крайне редкое для этой страны. А наш старшина дров машину заготовил, будто знал. Правда, они через неделю закончились. Местные говорили: «русские привезли с собой зиму». Помню, нас каждый день обстреливали. Через три месяца в другое место перевели. Никаких бытовых условий не было. Большая палатка стояла, в ней два яруса кроватей. Наши умельцы придумали отапливать ее соляркой, соорудили специальное приспособление для буржуйки. Утром нос и ноздри у нас были черные от копоти. Воды не было, ее привозили бойлерами. Помыться тоже негде. Первое, что наше руководство стало делать — баню и склад для продовольствия. Потом, конечно, взыскание получило. Так как дрова пустили не по назначению, но баня была очень востребована.

Батальон Юрия Васильевича находился в Кабуле, но радиоточки располагались по всему Афганистану. С ними нужно было поддерживать постоянную связь. И в самом Кабуле было несколько радиоточек батальона.

У лейтенанта Ю. В. Кураева в непосредственном подчинении было 25 связистов, передающих ежедневно важнейшие данные.

— По засечкам трех точек можно было определить, где находиться радиоточка, от которой ведется управление душманскими группами. Специалисты определяли точку радиопередачи, потом туда направляли группу для уничтожения. Мои люди как раз передавали эти данные, — прокомментировал Юрий Василевич.

К сожалению, не обходилось и без нелепых трагичных смертей в Афганистане.

— У меня был водитель Чесноков, которого перевели в хозвзвод. Солдат с этого взвода, собираясь в патруль, в нарушении инструкции по обращению с оружием, направил автомат в сторону сослуживцев. Потом, в шутку, нажал на спусковой крючок. Произошел выстрел, так как в стволе был патрон. Чесноков получил сквозное ранение ноги, а его товарищ в результате рикошета — ранение в печень. Парня не довезли до госпиталя. Нелепая смерть в 19 лет. Вот золотое правило — никогда не направлять автомат в сторону товарищей-сослуживцев. К сожалению, такие случаи были. Оружия в достатке, а мальчишки молодые совсем, 18-19 лет. Виновник случившегося попал в дисциплинарный батальон на 2 года, след на всю жизнь. А ведь хороший был парень. Вспоминаю этот случай с содроганием.

Разговорить десантника нелегко. О боевых заданиях можно вообще не спрашивать. А вот о своих первых впечатлениях в Афганистане Александр Викторович Макаров мне рассказал:

— Неизгладимый след оставил выход в караул. Наша дивизия стояла на окраине Кабула в горах. Моя задача была в специальный прибор дальномер наблюдать за обстановкой. Светало. Внизу кишлак. Мулла совершает утреннюю молитву. А потом дехкани — местные жители, идут пахать землю деревянным плугом с волами. Вид как с картинки из учебника по истории, средние века.

Кстати, за проявленную бдительность в первом карауле, командир части прислал родителям Александра Викторовича благодарность. Сам ветеран с некоторым смущением вспомнил об этом случае:

— Мы тогда в карауле были с напарником Сергеем из Пензы. Ночью переговаривались, чтобы не уснуть. Вдруг услышали шум и увидели шевеление в кустах. После ряда предупредительных вопросов, заданных в соответствие с установленным порядком, мы произвели обстрел места предполагаемого расположения противника. Шум прекратился. Утром, во время осмотра, обнаружили собаку. Командир части на построении отметил нас за бдительность. Ведь местное население привыкло вести партизанскую войну, совершать вылазки. Днем они мирные жители, а ночью — духи. В горах у них повсюду лазы и схроны.

Еще А. В. Макаров рассказал о том, как он попал в ВДВ. А именно, в 103-ю гвардейскую воздушно-десантную дивизию. Кстати, бойцы этой дивизии штурмовали дворец Амина в декабре 1979 года.

— Вообще, я прошел отбор в ВДВ, благодаря хорошей физической подготовке; помогло серьезное увлечение лыжами. Уже в школе у меня был первый разряд. За это большое спасибо моему тренеру Василию Ильичу Егорову. В Кабул я прибыл в марте 1980 года, после службы в десантной дивизии в городе Болград Одесской области. Я прошел подготовку по специальности «заряжающий самоходной артиллерийской установки». Там нас отобрали в Витебскую 103-ю гвардейскую воздушно-десантную дивизию.

Продолжая разговор, вспомнили еще чапаевцев, которые проходили службу вместе с А. В. Макаровым в Афганистане. Как тесен порой оказывается мир, и какие невероятные обстоятельства иногда преподносит жизнь, откладывая долгожданную встречу земляков.

— Со мной с Нагорного поселка призывался Владимир Аршинов — зенитчик. Сейчас он в Ульяновской области живет. Потом я познакомился с Александром Оньковым. Сам он родом из Чебоксар был, но в Чапаевск на лето приезжал к дяде с самого раннего детства. Знаете, как бывает? Приходишь в расположение части и почти сразу начинаешь искать земляков. Спрашивать кто из Самары? А из Чапаевска есть?.. Вот так получилось, что там познакомились и подружились. Еще интересная история вышла со знакомством с Александром Катковым. Мы знали, что чапаевские оба, но никак не могли встретиться: то он в сопровождении колонны, то я в карауле. Так 1 год и 7 месяцев прослужили. Встретились уже в родном городе. Я раньше него демобилизовался, и он попросил меня гостинец маме передать — платок. Но получилось, что опять через кого-то договорились. Своей маме я тоже тогда платок привез. У нее он до сих пор хранится. Такие воспоминания остались, — подытожил А. В. Макаров.

Дома, делая расшифровку интервью, я поняла, что так впечатлило меня в моих собеседниках. Это настоящие мужчины, закаленные войной, рядом с которыми спокойно. Они знают цену своим словами. И, самое главное, знают цену жизни. Скажу больше. Я благодарна обстоятельствам, которые сложились так, что готовить материал о наших афганцах посчастливилось именно мне. Это было нелегко. Ведь о войне трудно говорить, но результат того стоил. Спасибо всем моим собеседникам за терпение, душевное тепло и проявленное доверие!

Евгения ХАРЫМОВА.

* Саланг — стратегический перевал в Афганистане в горах Гиндукуш, связывающий северную и центральную часть страны. Советскими специалистами в районе перевала был проложен тоннель длинной 2,7 км. Во время Афганской войны в тоннеле произошли два случая массовой гибели советских военнослужащих.

СПРАВКА:

Афганскую войну можно разделить на несколько этапов:

1-й этап: декабрь 1979 — февраль 1980 года. Введение в Афганистан 40-й советской армии генерала Бориса Громова, размещение по гарнизонам, организация охраны стратегических объектов и мест дислокации.

2-й этап: март 1980 — апрель 1985 года. Проведение активных широкомасштабных боевых действий. Реорганизация и укрепление вооруженных сил ДРА.
3-й этап: май 1985 — декабрь 1986 года. Сокращение активных боевых действий и переход к поддержке действий афганских правительственных войск. Помощь оказывалась авиацией и саперными подразделениями. Организация противодействия доставке оружия и боеприпасов из-за рубежа. Были выведены на Родину шесть полков.

4-й этап: январь 1987 — февраль 1989 года. Помощь афганскому руководству в проведении политики национального примирения. Продолжение поддержки боевых действий, проводимых правительственными войсками. Подготовка к выводу советских войск.

14 апреля 1988 года в Швейцарии между Афганистаном и Пакистаном было подписано соглашение об урегулировании ситуации вокруг ДРА. Советский Союз обязался вывести свои войска в течение девяти месяцев, а США и Пакистан должны были перестать поддерживать моджахедов. 15 февраля 1989 года, в соответствии с договором, советские войска были полностью выведены из Афганистана.

Написать комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *