РОДНИКИ НАШЕГО ДЕТСТВА

В селе Большое Томылово есть старое кладбище, где встречаются могилы еще дореволюционного периода. Здесь захоронены родители, бабушки, дедушки почетного гражданина Чапаевска, заслуженного врача Российской Федерации Николая Никитича Кондулукова. Мы встретились с ним, чтобы поразмышлять о родниках нашего детства, о том, что они значат для нас, как повлияли на дальнейшую взрослую жизнь. Конечно, тема не новая, к ней снова и снова возвращаются и ученые, и психологи, и литераторы. Николая Никитича она интересует в рамках его семьи Кондулуковых, истоки которой лежат в Большом Томылово.

Село

Было такое большое село на берегу речки Моча еще тогда, когда поселка Иващенково и Сергиевского завода даже не было в проектах. Богатое село, до 60-х годов прошлого века в нем было более трехсот домов, а в дореволюционный период еще больше. Крестьяне здесь были не помещичьими, а государственными, пахали, сеяли, собирали урожай с участков земли, которые им были выделены, и платили налоги государству. Кормили сельчан и огороды, живность, которую все имели в подворье, а также лес, река. По воспоминаниям деда Николая Никитича Григория Васильевича Кондулукова, который умер в 1927 году, в селе все работали на себя. Излишки ездили продавать в Елань, где была большая волостная ярмарка и где на полученные от продажи сельхозпродукции деньги можно было приобрести промышленные товары. Кстати, фамилия Кондулуковых была распространена в Большом Томылово, имелось пять или шесть домов, где жили семьи с такой фамилией. Были в селе церковь, школа, участковая больница.

У Григория Васильевича хозяйство было справное, в том числе и корова, две лошади. В семье родилось четверо детей, тогда большинство семей были многодетными, все трудились в поте лица. Но жена Григория умерла рано, а вскоре и сам Григорий Васильевич оставил этот мир. Старшему сыну Никите к тому времени исполнилось только 17 лет, двоим братьям и сестре было и того меньше. Но Никита решил, что ни за что не отдаст детей никому, сам их вырастит. Так уж получилось, что в школе ему учиться не пришлось, и к этому возрасту он ни читать, ни писать не умел, все время отдавал работе. Его дядька решил женить юношу, посчитав, что без женщины хозяйство вести ему будет трудновато, да и за детьми приглядывать – тоже. Подобрал невесту Анисью, которая жила от них через два дома, ей было тогда уже 20 лет. Как ни странно, но девушка согласилась идти на троих детей. Может быть, еще и потому, что ее семья не имела такого большого хозяйства, отец состоял в рыбацкой артели, то есть был потомственным рыбаком, и семья жила бедновато.

Никита детей поднял, младшего брата женил, отдал ему половину избы, потом и все остальные вышли из-под опеки брата. А тут в семье Никиты и Анисьи стали рождаться и свои дети. В 1929 году родился первый ребенок, Николай, но умер в младенчестве, умерла от менингита и девочка Надя девяти лет.

Семья

Остальные, родившиеся в этой семье дети, пятеро сыновей и одна дочка, здравствуют до сих пор. Все получили высшее образование, достигли определенных успехов в своей профессиональной деятельности, имеют уже своих детей, внуков и даже правнуков. Старшему Александру сейчас 87 лет, он военный в отставке, служил в Литве, когда ему предложили остаться после того, как Литва стала другим государством, они с женой решили вернуться в Россию. Сейчас живут в Тольятти, как и Василий, по профессии инженер, Владислав, по образованию педагог. Сергей, художник. Сейчас они пенсионеры, и объединяет их не только фамилия Кондулуковы, но и те традиции, устои, которые заложили в них родители и которые они также успешно передают своим следующим поколениям. Галина – агроном по профессии, живет в Безенчуке, а Николай – известный в нашем городе врач – хирург, онколог, проработавший в медицине Чапаевска более 40 лет.

– Отец нам с детства говорил: «Учитесь, я вот даже грамоте был необучен, а мои дети должны получить образование, и я все для этого сделаю», – вспоминал Николай Никитич. – А как отец радовался, когда Александр в курсантской, а потом и офицерской форме, приезжал домой. Гордо шел с ним по улицам села. Родители, как всегда, приглашали в гости родственников, которых у нас было много. Наша семья вообще была хлебосольной. Так он гордился успехами каждого из нас.

Братья и сестра, когда приезжают в Чапаевск в гости к Николаю Никитичу, обязательно посещают свою малую родину – Большое Томылово. И конечно, старое кладбище. Дом, где прошли их детство, юность, постарел, ведь ему уже 90 лет. Да и живут в нем другие люди. А вот речка, небо, луга почти совсем не изменились. Наверняка кто-то из семьи Кондулуковых задерживается на берегу реки их детства, задумчиво глядя, как она плавно несет свои воды в Волгу. Какие воспоминания владеют ими в этот момент? Конечно, воспоминания о детстве, юности, прошедших здесь.

Уклад

Лето, в основном, мальчишки и девчонки проводили на речке. Взрослых на берегу почти никогда не было. После разлива оставались затоны, вот здесь и плескалась ребятня, друг друга обучая плаванию. Но это не значит, что дети были исключены из семейного трудового процесса. У Кондулуковых порядок был четким: выполнишь свою персональную работу по дому, в огороде, в хлеву, можешь бежать на речку. Например, Николай в 10 лет начал мыть полы в избе и добросовестно выполнял эту свою обязанность, а у старших были другие поручения. Вечером на улицах было шумно, играли в лапту, городки, клек, кондулы, футбол, те, кто постарше, – в волейбол. А когда наступала сенокосная пора, тут уже все были вовлечены в работу по заготовке сена для скотины на зиму. Те, кто постарше, косили траву, другие сгребали, потом, когда трава подсохнет, копнили, закладывали в стога.

Никита Григорьевич был непререкаемым авторитетом в семье, проводил «воспитательные» беседы с кем-то из детей только в крайних случаях – когда кто-то уж очень сильно провинится. Анисия Петровна, в основном, справлялась со своей любимой оравой. Отец работал на заводе № 15 (тогда почтовый ящик № 6) слесарем, потом бригадиром слесарей, большую часть пути из Чапаевска проходил пешком, так что возвращался домой поздно, а утром опять на работу. Хоть и стал Никита Григорьевич пролетарием, по своей натуре он так и остался приверженцем крестьянского труда и быта. Да и в рабочие-то пошел по необходимости, опять помог дядька: узнал, что Никита был на очереди на раскулачивание, хозяйство-то у него было хорошее (две коровы, лошадь и много чего другого), вот дядька племяннику и подсказал: «Иди быстро устраивайся на завод!» Никита послушался, устроился сначала на силикатный завод, потом уже – на оборонный. Ну, а когда в Большом Томылово стали организовывать колхоз имени Клима Ворошилова, то есть обобщать все личные хозяйства, пришлось и Никите Григорьевичу большую часть живности отдать в колхоз. Но к этому времени у главы семейства Кондулуковых была работа в Чапаевске на заводе, и естественно, зарплата, так что служить в колхозе за трудодни ему не пришлось.

Николай Никитич помнит многие, наиболее яркие, картинки из детства. Вот на улице зима, пришли гости, родители в избе накрыли стол, сидят, разговаривают. А они, малышня, трое родных да двое двоюродных братьев – на печке. Головы свесили, наблюдают за взрослыми. Печка-то была большая, почти половину избы занимала, там тепло, отец ее хорошо натопил. Иногда очень зримо видит маму молодой. Анисия Петровна была грамотной, окончила 4 класса, но детям вплоть до 7 класса помогала и задачки решать, и упражнения по русскому языку делать. Дети видели, что мама, несмотря на свое большое и беспокойное хозяйство, много читала, знала наизусть немало стихов и зимними вечерами нередко читала Пушкина, Некрасова. А когда кого-то из детей записывали в школу, ребенок сразу же бежал в библиотеку. Только в 1958 году в Большое Томылово провели электричество, а до этого читали при керосиновой лампе.

Культурная жизнь в селе била ключом, ее центром был клуб, где постоянно организовывались танцы, крутили кино. Когда электричества еще не было, включали дизель. Взрослые занимали места в зрительном зале, пустующих мест, как правило, не было, а ребятня усаживалась на пол прямо перед экраном и замирала. Фильмы «Чапаев», «Веселые ребята» они могли смотреть по многу раз.

Выбор

Как ни странно, формируясь в одной среде, буквально все дети из семьи Кондулуковых выбрали для своей жизни совершенно разные профессии, причем родители не давили на детей, предоставляя им полную свободу. Хотя Анисия Петровна однажды заметила, что Сережа, ее младший сынок, постоянно что-то рисует, а главное, что у него получается, и решила записать мальчика в кружок рисования в Чапаевский Дом пионеров. Понимала, что добираться туда ребенку будет трудновато, но вдруг это его призвание… Так и получилось: живопись, в конце концов, стала делом его жизни. Сергей поступил в Саратовское художественное училище, потом ушел в армию, по возвращении окончил Пензенское художественное училище, встретил здесь свою любовь, женился. Впоследствии окончил в Ленинграде художественный институт имени Ильи Репина. Сегодня персональные выставки профессоров Веры и Сергея Кондулуковых проходят в Москве, в Санкт-Петербурге, в Самаре, в Германии, в Финляндии, выпускаются альбомы с их творчеством.

Поинтересовалась, как Николай Никитич, один из всей семьи, выбрал медицинское поприще, ведь в среде, где он рос, никаких предпосылок к этому не было.

– А вот и ошибаетесь, – говорит он. – Да, в школе меня больше интересовали такие предметы, как литература, русский язык. Но будучи взрослым, состоявшимся человеком, анализируя свою жизнь, я вдруг понял, почему стал именно врачом. Родителей мы очень любили и уважали. Будучи еще ребенком, я видел, как уважительно относились они к нашему фельдшеру Кузьме Николаевичу Петрянкину, врачу Елизавете Петровне Гофман, которые работали в Большетомыловской участковой больнице.

Студенческие годы, по словам Николая Никитича, были трудными, но интересными. Жил в общежитии Куйбышевского медицинского института. А общежитие это было бывшей губернской тюрьмой, где, кстати, по 58 статье сидел в свое время дед по линии матери. Николай Никитич даже, когда архивы были рассекречены, видел это дело, в котором запомнились записи: «Окончил церковноприходскую школу, читал «Доктора Живаго». И все в таком духе инкриминировалось заключенному.

В воскресенье мама, бывало, напечет лепешек, и Николай их в рюкзак и бегом на электричку. На стипендию студенту не прожить, с родителей тянуть было стыдно. На старших курсах вместе с другими однокурсниками разгружал вагоны, работал на мясокомбинате, летом бабушки нанимали студентов косить траву для скотины. Запомнилась работа в стройотряде в Бузулуке. Николай все больше и больше втягивался в изучение медицинской науки, стал понимать важность своей будущей профессии. И вот диплом – в кармане. Уже 49 лет, как врач Кондулуков отдает силы, знания, душу любимому делу. Сын Антон сделал такой же выбор, как и отец. Сегодня он – ведущий пластический хирург Самары. Выбор сына понятен, ведь и супруга Николая Никитича Людмила Васильевна – тоже медицинский работник. Наверняка, когда мальчик рос, в семье постоянными были разговоры на медицинские темы, а ребенок все это впитывал.

Можно еще много интересного рассказывать о детях Никиты Григорьевича и Анисии Петровны Кондулуковых. У всех у них жизнь состоялась, они востребованы в семьях и в обществе. Дети, внуки, а у некоторых уже правнуки, продолжают их род, а родники детства родителей питают душу.

Людмила ДЕШЕВЫХ.
Фото из семейного архива Кондулуковых.

НА СНИМКЕ: фото 1965 года. В центре родители. Слева направо Галина, Василий, Владислав, Александр. Внизу – Сергей и Николай.

Написать комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *