О СЛУЖБЕ В МИРНОЕ И ВОЕННОЕ ВРЕМЯ

(РАЗМЫШЛЕНИЯ ДЕСАНТНИКА ПРОШЛОГО СТОЛЕТИЯ)

Кто такие?

Полтора года я прослужил в Афганистане. Короткий промежуток времени, но невозможно рассказать обо всех событиях, переживаниях, невзгодах. Постараюсь прежде всего описать то, что видел своими глазами.

В 1978 году я был призван в ряды Вооруженных Сил. Попал в 105-ю гвардейскую Краснознаменную двух орденов Суворова Ферганскую воздушно-десантную дивизию, которая дислоцировалась в г. Фергане в Средней Азии. Тогда еще было принято, чтобы все военные части, созданные в СССР во время Великой Отечественной войны, носили имя города, который они освобождали. Моя дивизия имела наименование «Венская». Значит, ее бойцы когда-то Вену освобождали.

Прослужил я чуть меньше года. Что говорить, служба десантников связана с постоянным риском. Даже в условиях мира. Ведь каждый десантник — это парашютист. Я уж не говорю о рукопашном бое, там достается очень сильно. Трудно было на занятиях. Прыгают ребята с парашютом и рискуют жизнью. 98% всего вероятность того, что человек, отделившись на большой высоте от самолета, приземлится на открытом куполе. Два процента — это допустимость гибели.

Смысл службы десантника еще и в том, что на случай боевых действий бригаду или батальон ВДВ забрасывают в тыл врага, чтобы уничтожить стратегические военно-политические и военно-экономические центры и ядерное оружие противника. Эта незначительная боевая единица не в состоянии бороться, например, со всей армией. Десантники — это, по сути, сила первого удара. Они должны погибнуть. Ведь из тыла противника нет никакого пути обратно. Но десантники обязаны выполнить задачу. Служба десантника нелегка. Надо к этому и морально, и физически быть готовым.

Нас готовили

В Афганистане в 1978 году произошла демократическая революция. Возглавило переворот коммунистическое ополчение. Мирные народные массы победили, свергли чуждую им власть. У СССР с правительством Афганистана был заключен договор о взаимопомощи. Но в Афганистане началась заварушка. В то время дивизию, в которой я служил (прошел уже почти год моей службы), стали переформировывать. Часть десантников поехала в Германию, кто-то — в Венгрию. Я попал с группой других сержантов в Чирчик. Это город под Ташкентом. Там была сформирована и базировалась десантно-штурмовая бригада, спецназ. Ее готовили для ввода в Афганистан.

Я об этом тогда не знал. Не знал никто из нас. Мы просто были верны долгу, находились на службе в армии. А о причинах наших перемещений знало только командование.

Позднее я узнал, что бригада уже готовилась к вводу в Афганистан. Специальное назначение. В бригаду из нашей дивизии попало чуть более взвода сержантов. Нас распределили по ротам бригады. Все мы были с одного призыва.

С нами занимались и день, и ночь. Прыжки, тактика, огневая подготовка. Тогда у нас и сложилось мнение: куда-то нас готовят. Мы думали об Иране. Итак, нас поднимают по боевой тревоге. Швартуемся в самолет с парашютами. Думали: летим в Иран. Вдруг команда: «Отбой тревоге!» И так несколько раз. Нас проверяли, засекали время. Это репетиция, но мы, солдаты, живые люди, у нас нервы и сердце живое, нормальное, не каменное, и дома нас ждут родные и близкие…

Снова тревога. Мы в самолете, летим два часа, не знаем, куда. Средняя Азия. Высокие горы — Памир. В конце концов борт-инженер вышел к нам и объявил: «Садимся на секретный аэродром. На карте его нет. Но есть взлетная полоса, ангары, песок». Это оказалось в районе города Термеза, пограничного города. Целый месяц мы находились там. Муштра была там страшная.

Вот первый батальон швартуется в вертолеты. Мы проводили в Афган первый батальон. Они ушли, мы остались в Союзе. Через неделю нас снова подняли по тревоге. Построили на взлетно-посадочной полосе. Самолет стоит, АН-12, боевой, десантный. У самолета — охрана. Нас строят с оружием. И вот из самолета выносят деревянные ящики, а в них цинковые гробы. Погибшие — с нашего первого батальона. Понятно, какие чувства овладели нами.

Думалось: что эти парни успели сделать до 18 лет? Ничего. И я ничего еще не успел. А эти уже никогда ничего не успеют. И мы до отправки в Афган стали думать, что тоже можем не вернуться. Семь дней, семь гробов! Мы проводили товарищей в последний путь. Строем мимо прошли. Салют отстреляли. Самолет полетел в Ташкент, а потом тела доставили в разные города.

Летим в Афганистан

И вот спустя неделю-полторы нашу бригаду поднимают. Мы летим в Афганистан! За некоторое время до этого мы как-то успели собраться, готовились. И беседы с нами проводил особый отдел. Говорили нам: возвращение не гарантируется. Не можете с собой совладать, пишите рапорт, вас оставят, никто за это судить не будет. Никто из наших такого рапорта так и не написал.

В Афгане уже был лагерь сосредоточения. Как я говорил, первый ударный батальон был заброшен раньше и обеспечил нам плацдарм. Наша бригада забрасывалась одной из первых, была еще полностью переброшена и Витебская дивизия ВДВ для оказания интернациональной помощи братскому афганскому народу. Мы с парашютами не прыгали, нас вертолетами забрасывали. Известно было, что по всему Афганистану создано много душманских бандформирований, они делали засады, ими уже были заняты города Герат, Имансахис, Кандагар, Баграм и другие.

Что же делала афганская армия? Апрельская революция свершилась, восставшие смогли своими силами свергнуть власть короля. И вот американцы, англичане стали поспешно готовить диверсионные группы с помощью так называемых инструкторов — высоко подготовленных военных спецов, которые дома имели большие звания. И знали, как готовить воинов-террористов. Знали языки афганцев. Через Пакистан эти группы были быстро заброшены по разным точкам. Они — наемники. Туда пошли большие деньги. Стали подкупать афганцев. Народ отсталый и бедный. Деньги — соблазн! Так организовались повстанческие банды. Выглядят они как басмачи. Как в гражданскую войну. Фильмы видели? Чалма на голове, накидки, на лошадях верхом. Одно отличие — появилось мощное современное огнестрельное оружие стран НАТО. Народная армия бандам не смогла противостоять.

Правительство Афганистана запросило у нас оружие. Оружие им дали. Потом правительство запросило помощи живой силой. Вот тогда нас и забросили.

Смотрим на Афган, кругом чуждая нам горная местность. Мы же парни из европейской равнинной России. Да, десантников обучали. Нет у нас звания альпинистов, но по скалам лазать могли. А вот афганцы могли по горам и без веревок передвигаться, как горные козлы. Это прыгучие животные. Козел лохматый такой. Чудо какое-то. Стоит на камне двух-трех метров высотой. Смотришь, и глазам не веришь…

Следует сказать, что до 1978 года в Афганистане был феодальный строй. Страна жила по своему календарю. У них был 14-й век. Это их старый календарь. Потом они стали исчислять время, как во всем мире. Развитие народа было отсталым. Зато повсеместно процветала религия. Они мусульмане, очень преданы своему богу. Основное средство передвижения афганцев — это велосипед или ишак. Есть, конечно, разнообразная автомобильная техника. Была и советская. Они раскрашивали машины, и тогда не ЗИЛ-130, а теремок получался. Узоры всякие! Это чудо! Как будто на выставку. А борт кузова высокий, как у вагона поезда. Возят много всего. Рессоры потому набавляют. Мощные рессоры! Не видел я там машины, чтобы она порожняком шла. Дыни, арбузы. Всем нагружали. Даром бензин не жгли. Нам все это было интересно наблюдать.

Александр КИЖАЙКИН.
Фото из его архива.

(Окончание следует).

изображения не найдены

Написать комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.