С ПРЕЖНЕЙ НЕЖНОСТЬЮ В ГЛАЗАХ

Она живая, эмоциональная, с молодым блеском в карих глазах, неувядаемым интересом к жизни. Он спокойный, уравновешенный, больше молчит, но смотрит на нее нежными и влюбленными глазами. Где они, эти 55 лет, прожитые вместе? Для супругов Садыковых они пролетели как одно мгновение. Сания Нурутдиновна помнит все до мельчайших подробностей: и первое впечатление, какое произвел на нее хмурый юноша Ильгизар, и второе, когда он появился перед ней в красивой военной форме. Рассказывает она вдохновенно, интересно, но всегда обращаясь к нему: «Ну, ты помнишь?» Конечно, он все помнит, молча кивает головой и задумывается.
Встреча

Сания родилась и выросла в Казани. В семье воспитывался один ребенок — это она. Ее мама была из образованной и даже зажиточной семьи, отец всю жизнь работал в порту мастером погрузочных работ, так что девочка практически выросла на Волге. Это стало окончательно понятно мне, когда она так задушевно, приятным голосом запела: «Издалека долго течет река Волга, течет река Волга, а мне 17 лет…» Ильгизар тоже родился в Татарии, но в одной из деревень Сабинского района в многодетной семье. У них было семеро детей, он второй ребенок, так что жизнь у него с самого начала не была такой беспечной, как у Сании. Окончил семилетку, до призыва в армию успел поработать в колхозе.

Но встретились они все-таки в Казани. В тот год было сильное половодье, и семью Сании, как и многих жильцов их дома, переселили на улицу Парижской коммуны, а в соседнем подъезде жил родственник Ильгизара с женой. В это время юноша уже проходил курс молодого бойца на Украине, приехал к родне в отпуск. Однажды и встретила красавица Сания молодого человека. Он был в галифе, солдатской шинели, скажем так, что выглядел не очень презентабельно. У нее уже в то время было много поклонников. Потом Ильгизар остался в армии на сверхурочную службу. А вскоре их дивизию перевели в Германию. О кареглазой девушке он, конечно, не забывал.

Однажды, когда парень приехал в очередной отпуск, родственник ему и говорит, мол, идем сходим в гости к соседям, вижу, что она тебе нравится. Пошли, а время уже было к полуночи, в общем, не для приема гостей. Отец у Сании был строгим. Увидел соседа и говорит: «Чего пришел? Ну, заходи, если есть дело». Вынужден был пригласить и робко стоявшего за спиной родственника молодого человека. Тот зашел в комнату и, может быть, от стеснения сел на покрытую белым покрывалом постель Сании. Когда незваные гости ушли, мама дочке сказала: «Ну, теперь ты от него не отвертишься, раз он сразу на кровать сел, есть такая народная примета».

Свадьба

Дивизия, где служил писарем Ильгизар, была переведена в Германию. Отпуск ему давали довольно часто, и он ждал этих дней с большим нетерпением, потому что они предвещали встречу с Санией. С ней было интересно — они гуляли по Казани, разговаривали, она выспрашивала, как там они живут в Германии, откуда он ей всегда привозил подарочки. В общем, дружили, переписывались. Бывали случаи, когда она долго молчала, не отвечала на его письма, он был в недоумении: почему. А жизнь есть жизнь: кто-то что-то сказал про него, девчонка поверила, вот и молчала. Потом переписка опять продолжилась. Так длилось шесть лет. Теперь в отпуск он приезжал в красивой новой военной форме, и девушка не могла не любоваться им. И такие долгие, чистые, красивые отношения, конечно, не могли не закончиться свадьбой.

В очередной отпуск жениха она и состоялась. Сыграли ее, как и положено, по советским и татарским традициям. Сначала молодые пошли в ЗАГС в Казани. Шел 1963 год, страна только еще поднималась из послевоенных руин. Сания Нурутдиновна вспоминала, как она переживала, что у нее нет белых босоножек под белое платье, чтобы идти в ЗАГС на роспись. Пришлось идти в черных лакированных. Не было никакой помпезности, пошли вдвоем (здесь вышел небольшой спор между супругами, потому что Ильгизар Ахметович утверждал, что были еще свидетели). Хотя сейчас это вроде бы и не так важно. Важно, что между сегодняшними умудренными опытом супругами отношения остались такими же свежими, как и в первые дни после свадьбы.

Было венчание. По-татарски это называется Никах. И это одна из самых красивых древних традиций. Проводит его мулла — мусульманский священник. Застолье бывает сначала в доме родителей невесты, потом жена переезжает к мужу, и гуляние проходит в доме жениха. Деревня, куда приехали молодожены, поразила Санию — беспросветная нищета. Но она восполнялась искренним радушием людей. Садыковым невестка очень понравилась, они и не скрывали этого. Но молодой муж должен был возвращаться на службу в Германию, а молодая жена — ждать вызова, чтобы воссоединиться с мужем. По мусульманским традициям сноха должна жить в семье мужа. Очень не хотелось Сании оставаться одной в деревне, но ее мама сказала: «Дочка, не гневи Аллаха, оставайся у родителей Ильгизара». Потянулись долгие дни ожидания, но невестка не сидела без дела, помогала как могла свекрови по дому и продолжала работать в порту. Наконец, через два месяца пришел вызов, и Сания стала готовиться к переезду в Германию. Волнения, переживания, разные мысли — как, что будет — заполняли в оставшиеся дни голову молодой женщины.

Германия

Папа поехал провожать дочку до Москвы. Волновался не меньше нее и все повторял: «Надо же, в годы войны я чуть-чуть не дошел до Берлина, а теперь в Германию дочь отправляю». Посадил ее в вагон, следующий до Франкурфта на Одере. Как тронулся поезд, так слезы у Сании и полились сами собой без остановки, при отце-то она еще, как могла, сдерживалась. В вагоне все заволновались: «Вы, деточка, чего так сильно плачете?», — поинтересовалась проводница. А она в ответ: «Родителей жалко…» И опять зарыдала. Уснула только под утро. В 4 часа проснулась, а в вагоне пограничники с автоматами… Теперь уже другие мысли стали ее обуревать: «Что буду делать, если муж не встретит?». А он уже стоит под окном вагона. И стало как-то спокойно у нее на душе.

Гарнизон прославленной в годы войны авиадивизии, где служил Ильгизар, располагался недалеко от небольшого городка Вернехен, куда жены офицеров и служащих ездили в магазины на велосипедах. Выход из гарнизона и тем более поездки без разрешения командования были строго запрещены. Санию взяли на работу в бухгалтерию гарнизона, потом она стала заведующей отделом личного состава, выдавала обмундирование и все необходимое для службы. Платили 400 марок, по советским меркам зарплата была неплохая. Однажды Сания услышала, как жены офицеров разговаривали между собой о том, как ездили в Берлин. А Сания была любознательная, и ей очень хотелось посмотреть Берлин, который был в 26 километрах от них и добраться туда можно было электричкой. Вот она и задумала туда съездить, никого не предупредив.

Город ей очень понравился, особенно тротуары, выложенные красивыми плитками. Конечно, она заплуталась, прохожие не все понимали по-русски, в общем, успела только на последнюю электричку. Приехала на свою станцию — темнота кругом, а идти в гарнизон нужно было по лесу. Что делать? Испугалась не на шутку. И вдруг ее ослепил свет — кто это? Выходит с велосипедом муж. Как узнал? Она ему ничего не говорила, тем более, когда вернется. Вот и не верь, что у любящих людей мысли могут передаваться на расстоянии.

Прожили в Германии они 4 года. Этот случай с самоволкой не прошел даром. Стали готовиться к возвращению на Родину. Но Сания и не жалела, она уже давно потихоньку стала плакать — так ей хотелось домой. Возвращались они уже втроем — в Германии у них родился сын Альберт, а через три года — второй. В Казани остановились у родителей, вшестером жили в однокомнатной квартире. Надо было что-то делать.

Ленинград

В военном ведомстве направление на учебу в Ленинград получали вместе, в высшее политическое училище, сейчас это академия. Годы учебы мужа легли тяжелым бременем на жену — только пять частных квартир за время учебы сменила семья Садыковых, ведь с двумя маленькими детьми не больно кому хочется пускать на квартиру. Потом постоянно нужно было хлопотать о продлении временной прописки, об устройстве детей в детсад, школу. Стипендия у Ильгизара Ахметовича была маленькая, Сании Нурутдиновне приходилось иногда даже в нескольких местах работать. Все вынесла гордая и неунывающая женщина. По всему было видно, что и ссориться-то они не умели, потому что Ильгизар Ахметович спокойно выслушивал жену, во всем с ней соглашался, но делал всегда так, как надо.

Направление после окончания учебы семья получила в Куйбышев, в Главном управлении областной столицы им предложили поехать на службу в Кинель, в отдел милиции. Они поехали посмотреть, что и как там.

— Приезжаем в Кинель, — вспоминала Сания Нурутдиновна, — подсказали нам, где найти отдел милиции. Увидели и сначала даже не поверили: не отдел милиции, а сарай какой-то. Мужу говорю: «Нет, мы здесь не останемся». Через некоторое время ему предложили поехать в какой-то Чапаевск. Ну, думаю, Чапаев — герой, наверное, и город должен быть хорошим и люди в нем — тоже. А потом понимала, что нельзя бесконечно отказываться, кочевать, надо где-то и окончательно приземляться.

Остановились в Куйбышеве Садыковы в речном порту, вернее в портовой гостинице, им сказали, что здесь дешевле проживание. И вот как-то Сания пошла искать баню, за собой на дороге делая пометки мелом, чтобы не заблудиться при возвращении. Уже поздно вечером возвращается, а около гостиницы стоит «Волга», милицейская машина, рядом — узлы, дети и муж. Все ждут ее.

— Все, едем в Чапаевск, — встретил ее такими словами муж.

Сания, конечно, сначала растерялась — куда ехать, волосы мокрые, наверное, не все вещи собрали, обязательно без нее что-то забудут. Потом сникла: действительно, сколько можно на чемоданах сидеть. По дороге водитель тихонько пытался сказать, мол, куда едете, это же бандитский город, но Сания уже не хотела слушать ничьих советов, ведь вместе с мужем они могут все преодолеть.

Чапаевск

В августе этого года исполняется 45 лет, как супруги Садыковы живут в нашем городе. Именно в 1973 году в Чапаевском отделе милиции появился новый заместитель начальника Ильгизар Ахметович Садыков. 22 года он проработал в этой должности. Менялись ее названия, начальники отдела, но суть его работы оставалась та же — обеспечить безопасность города и его населения. А криминальная обстановка в те времена в Чапаевске была действительно очень сложной.

— Представляете, — вспоминал Ильгизар Ахметович, — по 200 обрезов в год мы изымали.

— Работал Ильгизар, можно сказать, и день и ночь, — вступила в разговор Сания Нурутдиновна. — Задерживается, я не сплю, волнуюсь. Он честно относился к своей работе. А получал тогда 90 рублей, 5 рублей — партийные взносы, 85 приносил в семью. Но для него служение делу было превыше всего. Я его за это всю жизнь уважала. Вот сидим мы в квартире, уж не помню, в каком году это было, слышим, на улице стреляют. Он одевается, выбегает. Смотрю в окно, куда побежал. А на лавочке сидят мужики, думаете, хоть бы один из них поднялся, побежал? Нет! А он вот такой неравнодушный. У меня сразу же сердце защемило: хоть бы вернулся живым.

Коллеги Садыкова вспоминают, что Ильгизар Ахметович — очень принципиальный человек, из-за этого иногда и страдал. Не терпел пьянство на работе, уволил из органов не одного человека за это, нашлись и такие, которые ему стали мстить.

Семье заместителя начальника милиции сразу дали двухкомнатную квартиру на улице Чкалова. Потом руководство города обеспечило Садыковых трехкомнатной квартирой. Конечно, все бытовые вопросы, как и всегда, легли на плечи Сании Нурутдиновны. Но она не роптала. Привыкла. Муж ходил по школам, выступал в коллективах учителей, учеников, родителей по вопросам безопасности, а в школе, где учились его дети, ни разу не был на родительском собрании. И опять жена воспринимала это как должное — ведь у него работа такая серьезная и ответственная. Есть такое слово, как взаимопонимание, без него сложно строить добрые отношения в семье.

Приветливые, гостеприимные, у них за годы жизни в Чапаевске появилось много друзей, с которыми супруги Садыковы общаются до сих пор, хотя в отставку подполковник полиции Ильгизар Ахметович вышел уже более 20 лет назад. Есть у них дача, которую они, по их словам, строят уже в течение 20 лет. Есть внук 29 лет, внучка 17 лет, которые вместе с родителями живут в Санк-Петербурге. Гордятся сыном Альбертом Ильгизаровичем Садыковым, который окончил Новосибирское высшее военно-политическое общевойсковое училище, служил в Афганистане, награжден боевым орденом Красной Звезды, множеством медалей за службу. Потом сын служил в Дагестане, в звании генерал-майора ушел в отставку, на гражданской службе занимал руководящие должности, в настоящее время работает в правительстве Санкт-Петербурга.

Жизнь продолжается. Супруги много читают, обмениваются мнениями, в том числе и по политическим вопросам. Ильгизар Ахметович чаще работает на даче, Сания Нурутдиновна приезжает реже, ведь на ее руках еще и домашнее хозяйство. Они любят встречать гостей, попеть в теплой, приятной компании. И, конечно, безумно любят своих внуков, следят за событиями их жизни. А когда приезжает в гости вся семья сына — это уже счастье для родителей.

Людмила ДЕШЕВЫХ.
Фото из семейного архива.

изображения не найдены

Написать комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.