ВОТ ТАК МЫ И ЖИЛИ

<Нина Георгиевна МАРШАНСКАЯ начало войны встретила, когда ей исполнилось 10 лет. Все военные годы глубоко врезались ей в память. И редакция попросила ее поделиться воспоминаниями со всеми нашими читателями, что она и сделала. Думаем, что эти страницы не только ее личной биографии. Это и страница истории города, страны через личное восприятие одного человека.
<

Сирота

Родилась я 8 марта 1931 года в Чапаевске. Жила с родителями, дедушкой и бабушкой. В 1933 году мама умерла, а отца арестовали. Я осталась сиротой. Бабушка с дедушкой в детдом меня не отдали, и я стала жить с ними. Дедушка возил на лошади директора горторга, и ему выделили комнату для проживания при бухгалтерии торга. После работы приходила учительница и обучала чтению и письму пожилых людей. Это называлось ликбезом — ликвидация безграмотности. Бабушка научилась расписываться, а я научилась писать. В 1939 году купили дом в рассрочку у директора горторга. В 1940 году дедушка попал под сокращение, так как директору выделили машину с водителем. Его приняли на сезонные работы в колхоз во время уборочной страды и сенокоса, так как во время войны остались одни женщины и дети. Работа была по специальному договору. Оплата производилась просом, рожью, ягнятами.
Печка

Запомнилось, как мы с дедушкой ездили за сушняком для печки, которую дедушка называл «сампри» — тащи сам. Рядом с нами находился стройсектор, где нам разрешали брать опилки и стружки для топки. Полученных за работу ягнят и телочку нужно было кормить, и мы с дедушкой брали тележку, косу, вилы, котелок, еду и ранним утром отправлялись на сенокос. Устраивали шалаш. Я готовила завтрак на костре, потом дедушка учил меня, как сушить накошенную траву, брать грабли и ворошить ряды. Они лежали, как расстеленное полотно. Когда подсыхали, нужно было их граблями свертывать в скатники. Затем дедушка собирал сено в копну. А когда оно окончательно подсыхало, собирал его в стожок. Красиво его причесывал, как женскую головку, чтобы вода стекала и не попадала внутрь, сверху клал слегу. Когда восстанавливался снежный путь, привозил стожки во двор.

Спросите, чем мы топили зимой печку? Навозом. Летом скопившийся от скотины навоз выносили во двор, поливали водой и мяли ногами. Делали формы — ящик без дна с ручкой, накладывали в них и снова топтали ногами. Выносили сушить на солнце, потом выбивали из ящиков и укладывали буквой П. Зимой складывали в сарай для топки печки, разжигали ее опилками. Как и все в то время, сажали картошку, тыкву и овощи.

Солдаты

Учиться я начала в школе на улице Кирова в здании Маштакова. Во время войны здесь был госпиталь, а школа № 3 стала на улице Советской.

В 1942 году в Чапаевске формировалась дивизия. Солдаты тренировались на площади, где сейчас находится школа технического творчества на улице Крестьянской. Солдат расквартировывали по домам. У нас было пять человек. После учений они приходили уставшие. Бабушка топила печь, ставила чай и угощала солдатиков чем могла. Солдаты были из разных республик, в том числе и с Украины. Дедушка учил их правильно наматывать портянки. А чтобы их сушить, выручала печь

По ночам Чапаевск погружался во тьму. Люди ходили на завод в такой темноте от самой речки. На стекла окон мы все наклеивали крестом нарезки из газет, на ночь закрывали деревянные ставни. На колокольне церкви стояли пушки. Когда пушки сняли, прошел слух, что церковь «обновилась».

Сельхозработы

Школьников города летом направляли в совхоз «Маяк» для сельхозработ. Велели нам брать с собой матрац, одеяло, подушку. Кормили нас в столовой три раза в день. Располагались мы в здании, где раньше были животные. Но там все было чисто, побелено. На полу, где мы спали, было что-то настелено. На поле, которое было разбороновано, мы высаживали рассаду. Из бочек, которые нам ежедневно подвозили, мы наливали в ведра воду и поливали молодые растения. Мне это очень нравилось. Мы все сдружились, и я была еще рада, что здесь я научилась плести сеточку на голову. Честно скажу, мы тогда не слышали ни о каких наградах за труд на сельхозполях. Просто, хоть и детьми были, понимали, как трудно людям на фронте, на заводах, где делались снаряды. И мы очень старались хорошо выполнять ту работу, которую нам поручали.

Окончив семь классов, я пошла на курсы счетоводов. По окончании работала на горпищкомбинате по специальности. Поработала чуть больше года, а потом бабушка сказала, что мне нужно идти учиться дальше. На завод работать меня не пустила, потому что еще были свежи в памяти взрывы на заводе в 1943-ем и 1944-ом годах. Особенно последний взрыв, который произошел во время вечерней пересменки и когда погибли люди, работавшие в двух мастерских.

Связист

Пошла учиться в техникум связи в Куйбышев, который окончила в 1953 году. Как отличница распределение получила самое лучшее — в город Ставрополь. Но я не могла бросить одних бабушку с дедушкой, они ведь уже были очень пожилыми.

Устроилась на работу в узел связи, потом меня назначили начальником участка, где я проработала до выхода на пенсию в 1986 году. Имею звание ветерана труда федерального значения.

Должна еще сказать, что к газете «Чапаевский рабочий» имею самое непосредственное отношение. Типография, в которой печаталась газета, раньше располагалась на привокзальной площади напротив узла связи. Приходя рано утром на работу, сотрудники моего участка на тележке забирали газеты, напечатанные в типографии ночью, и развозили их на закрепленных за нашим участком машинах по городу, в 16 отделений связи. Дедушку и бабушку, которые вырастили меня и моего сына, я схоронила в 1964-ом и в 1968-ом годах, мужа, с которым мы прожили 43 года, — в 1996-ом.

Подготовила Людмила ДЕШЕВЫХ.

Написать комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *