А ЮНОСТЬ УШЕДШАЯ ВСЕ ЖЕ БЕССМЕРТНА…

11 февраля по православному обычаю девятью днями помянули друга юности, школьного товарища по нашей чапаевской школе № 12, замечательного человека ­ доктора технических наук, заведующего кафедрой механизации, автоматизации и энергоснабжения строительства Самарского государственного архитектурно-­строительного университета Станислава Яковлевича Галицкова.

Велика сила утраты человека, масштаб личности которого будет лишь увеличиваться со временем. Свои земные дела он оставил в полном порядке, работая практически до последнего дня. Его друзья по кафедре на гражданской панихиде единодушно отмечали неоценимую помощь профессора практически каждому из них в написании и защите диссертаций. Студенты вспоминали ясность и четкость изложения материала, отменное чувство юмора. Он вырастил двух сыновей, один из которых пошел по стопам отца.

Вместе с любимой женой прожил почти полвека, обожал своих внуков. Если можно представить абсолютно неконфликтного человека, но с твердой жизненной позицией, то это ­ Станислав Яковлевич.
Вспоминая его жизнь, хочется рассказать о школьных годах, которые мы прошли вместе, ­ послевоенных, трудных и бедных, но интересных. Первая учительница Александра Алексеевна Ковалева очень любила рано оставшегося без отца талантливого мальчика, и он отвечал ей взаимностью. Они дружили всю жизнь, и Слава, один из немногих, проводил ее в последний путь, несмотря на огромную занятость. Слава блестяще учился, но после восьмого класса поступил в Самарский энергетический техникум, чтобы начать зарабатывать пораньше и помогать семье. Его бабушка в свое время окончила гимназию и влияла на внука своей образованностью, приучая к хорошим книгам, слушанию по радио театра у микрофона, оперной и романсовой музыки.

Слава (мы тогда так его называли) был призером всех олимпиад, играл в школьном оркестре на русской домре, пел в хоре. Он отличался великодушием к слабым ученикам ­ объяснить задание, помочь, просто дать списать ­ это всегда пожалуйста. Он учил меня сложные задания делить на простые составляющие и добиваться результата. Его мало трогали внешние проявления жизни, и никто из нас не посмел бы упрекнуть его за то, что он долго донашивал отцовское пальто. Нет, он любил красивые стороны жизни, но всегда был бытовым минималистом. На пустяки не было времени.
Институт и аспирантуру Станислав Яковлевич заканчивал, связав свою научную жизнь с московскими учеными. Немногие знают, сколько труда потратил на кандидатскую и докторскую молодой ученый. Только обладая талантом и сверх-выносливостью, можно было совладать с московскими оппонентами.

В коридоре школы № 12 под рубрикой «Гордость школы» висит его портрет.

Станислав Яковлевич всегда откликался на нужды школы и поселка Садово­Дачный. Он сберег свое родовое гнездо ­ родительский дом и любил летом повозиться в земле. Я помню его в качестве ведущего на пятидесятилетии школы, читающего стихи, поющего пионерские песни с одноклассниками. Он привел на концерт старенькую маму: «Как же, она была председателем родительского комитета!» В эти минуты он был юным, энергичным, интеллигентным, каким и оставался до конца своих дней.

Вместе с женой каждое лето совершал мой друг прогулки по матушке Волге, любил театральную жизнь Самары, совсем недавно мы были вместе на слушании «Реквиема» Моцарта в исполнении капеллы Минина. Как трогательно выглядела чета Галицковых ­ маленькая женщина и крупный импозантный мужчина. Почти полвека они преодолевали трудности жизни, не утратив любви и верности. Многим молодым хочется сказать: не там ищете, ребята, не туда смотрите! Глядя на Аллу и Станислава, мы понимали ­ вот оно, настоящее, надежное, человеческое…

Однажды Слава рассказал мне, что самое сильное эмоциональное потрясение он испытал, когда крохотная внучка принесла ему домашние тапочки. Эта малышка верно поняла свое главное женское предназначение ­ жалеть и любить.

Смерть всегда случается не вовремя, в этом ее несправедливость и эгоизм. Но есть люди, от которых остается свет. Таких помянешь и радость на душе ­ светлым был и друг юности моей, Станислав Яковлевич Галицков. Его похоронили в родной чапаевской земле. Будучи в Самаре важным и нужным человеком, он остался нашим земляком, нашей чапаевской гордостью.

Людмила СУХАРЕВА.

Написать комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.