«ВОЗДУХ, ВОЗДУХ, ТЕБЯ Я ЛЮБЛЮ…»

Мой отец, Александр Дмитриевич Стенькин, гвардии старший лейтенант, был штурманом ночных бомбардировщиков. Воевал в составе 23­-го Пражского ордена Суворова гвардейского авиационного полка. Вместе с другими летчиками своей эскадрильи провел сотни воздушных боев, пролетел над всей Европой ­ Украина, Белоруссия, Польша, Чехословакия, Германия. Победу встретил в Берлине. Награжден двумя орденами Красного Знамени, орденами Красной Звезды и Отечественной войны II cтепени, множеством медалей.

Ускоренный выпуск

Мой отец, 1922 года рождения, родом из Чапаевска. Окончил 10 классов в школе № 2, что на Берсоле. Мечтал стать летчиком. В 1940-­м году по спецнабору ЦК ВЛКСМ поступил в Челябинскую авиашколу. В 1941 году, когда началась война, их выпуск стал ускоренным, и их сразу отправили на фронт. Своим ходом их эскадрилья пролетела на пункт дислокации через Ижевск, Казань, Чебоксары, Горький, Владимир, Москву. В Казани у молодых штурманов была встреча с легендарным в ту пору летчиком-­испытателем Коккинаки, о котором отец всегда рассказывал с восхищением.

В его летной книжке, где фиксировались все полеты, и которая до сих пор хранится в нашей семье, можно прочитать о многих необычных эпизодах, происходивших с ним в небе. Например, как он горел в самолете в апреле 1945 года под Мюнхебергом, когда все с таким нетерпением ждали известия об окончательной победе над фашистской Германией. В начале апреля их эскадрилья полностью уничтожила немецкую часть. Но 8 апреля штурман Александр Стенькин получает приказ о вылете в этот же район. Это был его последний вылет.

Родители получили похоронку

Немецкий снаряд зацепил самолет, и он вспыхнул как свеча. Все думали, что Александр погиб. Родители получили похоронку. Через несколько дней был издан приказ о зачислении навечно в списки части младшего лейтенанта Александра Стенькина. И теперь на каждой поверке командир экипажа, как только называлась фамилия Стенькина, отвечал: «Пал смертью храбрых в бою за Советскую Родину». Уже после Победы, когда отгремели салюты, в штаб полка пришел высокий, подтянутый офицер и скромно доложил:

­ Гвардии младший лейтенант Стенькин прибыл из госпиталя для дальнейшего прохождения службы.

Прохождение военной службы продлилось до июля 1946 года. За время войны у отца было, как написано в его летной книжке, 658 ночных вылетов. Легкий бомбардировщик «У­2» наводил на немцев ужас. Набирал высоту до 4 километров, брал бомбы 300­350 килограммов. Был простой в управлении, не входил в штопор, мог подняться с любой площадки и так же сесть.

Встретились и поженились

Наши родители познакомились на фронте.

Мама, Антонина Павловна Ярлыкова, ­ коренная сибирячка, родилась в Алтайском крае. Когда началась война, она только что окончила 10 классов. В 1942-­ом году пошла служить в рабоче-крестьянскую Красную Армию. Окончила в 1943 году школу младших авиационных специалистов, специальность «мастер по электрооборудованию». И в этот же год отправляется на фронт. Воевала в том же 23 гвардейском авиационном полку ночных бомбардировщиков, где и отец, в третьей авиа-эскадрилье. Тоже через всю Европу дошла до Берлина. Мобилизовалась в феврале 1946 года. В ее красноармейской книжке записано: «звание ­ младший сержант, должность ­ мастер по электрооборудованию». Имеет медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне» и другие.

День Победы -­ любимый праздник

Родители у нас были грамотными людьми, добрыми, такими же воспитали трех своих дочерей. Работали на предприятиях Чапаевска. День Победы был их любимым праздником. Он стал любимым и для наших семей. Как­то в записной книжке отца обнаружила такую запись: «Мы были молоды, и на фронте жизнь продолжалась… Мы читали книги, смотрели кино, даже ловили рыбу в реке в минуты отдыха. И, конечно, влюблялись, сочиняли стихи, песни…»

Ольга Александровна ПАНЮКОВА.

ВОЗДУХ

Перебиты, поломаны крылья.
Лямки к черту слетели с меня.
Но я жив и занесен лишь пылью,
Хоть в машине ­ одни стрингера.
Воздух, воздух, просторное море,
Воздух, воздух, тебя я люблю.
Хоть приносишь ты часто мне горе,
Без тебя же я жить не могу…
Я страдаю, и только за крылья,
Потому что без них не взлечу.
Нету жизни без них бомбардиру,
Нету жизни как рыбе на льду.

Написать комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.