ПОГИБШИЙ ОТЕЦ ПОМОГ ОПРЕДЕЛИТЬ МНЕ ЖИЗНЕННЫЙ ПУТЬ

Накануне 75­ой годовщины Победы нашего народа в Великой Отечественной войне над немецко­фашистскими захватчиками мне вспоминаются слова моей матери Клавдии Петровны Гераниной, которые говорились по тому или иному поводу в далекие 50­ые годы прошлого века: «Сынок, твой отец ушел добровольцем на фронт… Он был хорошим спортсменом, я с ним познакомилась в доме отдыха, где он находился после лыжного перехода из Мелекеса в Чапаевск. Их команду встречал тогда весь наш город. Это было в 1939 году… Твой отец дальше всех бросал гранату, был рекордсменом нашей области в этом виде спорта». Нисколько не сомневаюсь, что он мужественно и умело сражался с врагами, вторгшимися на нашу Родину и погиб, защищая ее.

Тактика сталинградского боя

Как­-то давно я прочитал книгу Григория Бакланова «Ветер военных лет», в которой он подробно описывал жестокие бои с фашистами в Сталинграде, тактические приемы, используемые советскими воинами в борьбе с немецкими захватчиками. И там упоминается фамилия Алексея Кондурцева, моего отца, а может, и однофамильца. Тогда нередко выходом из трудного положения были или очень плотная артподготовка, для которой у нас не хватало артиллерии и боеприпасов, или предельное сближение пехоты с противником во время артподготовки. И чаще применялся именно второй способ: сразу после того, как противник будет оглушен и ослеплен разрывами наших мин и снарядов, через 20, 30, 40 секунд обрушиться на него, не дав оправиться. Это и описывает в своей книге Григорий Бакланов. «Рассказывая, я внимательно следил за лицами своих лучших бойцов, чтобы уловить их реакцию, ведь именно они должны повести за собой остальных. Идея эта в самом принципе преследовала одну цель ­ победу малой кровью. Но ее необычность и безусловная рискованность, требовавшие мужества, отваги, хладнокровия и точного расчета, без предварительного объяснения могли вызвать непонимание и даже страх.
­

Это хорошо, ­ вздохнул сержант Серб. ­ Да как же туда добежишь, так быстро? Тут ни один чемпион не управится!
­

Да и не надо быть чемпионом по бегу, ­ сказал вдруг все понявший младший лейтенант Кондурцев, наш блестящий снайпер. ­ Надо прямо за артиллерийским огнем идти. Правильно, товарищ полковник?

Правильно, товарищ Кондурцев. Подойти шагов на сто ­ сто двадцать к сплошной линии артиллерийского и минометного огня. Там и накапливаться для атаки. А как только наши орудия и минометы замолкнут или перенесут свой огонь на более дальние цели, пехота бегом, стреляя на ходу, с криком «ура» должна ворваться в траншею врага».

Видимо, мнение младшего лейтенанта снайпера Алексея Кондурцева было одним из решающих в утверждении именно такой тактики ведения боя и в тот момент, и в том месте… Не зря же отец был награжден медалью «За оборону Сталинграда». Дальнейший боевой путь отца мне проследить не удавалось… Однако то, что я знаю о нем, порой определяло мой жизненный путь.

Пропал без вести

Алексей родился в селе Спасское Горьковской (Нижегородской) области в 1915 году в крестьянской семье. Здесь он начал учиться, всерьез заниматься спортом, играл в футбольной команде. Судьба забросила его в Чапаевск, где он и познакомился с моей матерью, работавшей на заводе п/я № 7. Она тоже занималась спортом, в частности, легкой атлетикой. Далее он обучался в Ульяновском военном училище связи. По окончании училища его направляют в Куйбышев, где он работает в должности начальника отделения 1­го спецотдела Управления НКВД Куйбышевской области.
Началась война с фашистской Германией. Отец подает соответствующее заявление направить его в действующую армию. Просьба Алексея Кондурцева была удовлетворена только лишь в 1942 году. Как указывалось выше, он активно участвовал в Сталинградской битве. Мне не удалось выяснить весь боевой путь отца. Только в конце 1943 года нам пришло сообщение, что «А. Ф. Кондурцев пропал без вести». И с этими знаниями об отце я жил до 1978 года. Было горько сознавать, что такой сильный, красивый парень мог «пропасть без вести».

Именно от отца я получил ряд физических качеств, которые здорово помогли мне в жизни. В 1951 году я был зачислен в Куйбышевское суворовское военное училище, в котором учился в основном на «отлично», делал определенные успехи в спорте. На Всесоюзной спартакиаде суворовских военных училищ в Воронеже (1953 год) я стал чемпионом в метании гранаты, копья, диска и толкании ядра. К сожалению, к девятому классу на фоне травмы, полученной при занятиях боксом, у меня понизилась острота зрения, развилась близорукость и окончательно рухнула мечта стать летчиком. Я подал рапорт об отчислении из училища.

Путевка в жизнь

Среднее образование я получил в родном Чапаевске, в 1958 году окончив школу № 9 с серебряной медалью…

В этом же году я завоевал звание чемпиона спартакиады школьников Российской Федерации в метании диска, поступил в Куйбышевский медицинский институт, где я встретил педагога, который хорошо знал моего отца. Этим человеком оказался Евгений Иванович Иванов. Он заведовал кафедрой физкультуры нашего мединститута, а в молодые годы многократно вместе с моим отцом участвовал в спортивных соревнованиях. Все студенческие годы (1958­1964 гг.) и вплоть до 1972 года, когда я уже был врачом, преподавателем медицинского института, я старался успешно защищать спортивную честь своего родного вуза, города Куйбышева и Куйбышевской области.
Параллельно шло накопление врачебного опыта, под руководством моих замечательных учителей заслуженных деятелей науки РФ профессоров А. И. и В. А. Германовых, доцента Н. И. Гусевой, ассистента П. В. Спириной проводились научные исследования на кафедре и в клинике госпитальной терапии КГМИ (теперь СамГМУ).
Результатом этой сложной и многолетней работы стали успешная защита кандидатской (1970 г.), докторской (1987 г.) диссертаций, присуждение ученого звания профессора (1989 г.), выборы заведующим кафедрой госпитальной терапии СамГМУ (1991­2006 г.г.), присуждение почетного звания «Заслуженный врач России» (2001 г.), «Почетный выпускник СамГМУ» (2010 г.). А в 2010 году я получил не менее для меня важное звание почетного гражданина г. Чапаевска. Я был уверен, что отец бы мной гордился.


Все годы я пытался узнать боевую судьбу своего отца… Лишь в 1978 году из Центрального архива Советской Армии я впервые получил сообщение о том, что «лейтенант Алексей Федорович Кондурцев, начальник связи дивизиона 843 артиллерийского полка 299 стрелковой дивизии, 13 августа 1943 года погиб, освобождая село Черноглазовку Золочевского района Харьковской области, и похоронен здесь в братской могиле».

Нашел могилу отца

В День Победы 9 мая 1978 года я побывал в этом украинском селе. В цветущем вишневом саду Черноглазовки я увидел братскую могилу, на которой установлен скульптурный памятник «Скорбящий воин с автоматом». На четырех сторонах постамента памятника имеются мемориальные мраморные плиты, на которых высечены фамилии захороненных здесь более 130 советских воинов. Вместе с жительницей этого села Анной Гончаренко, которая разрешила мне остановиться у нее, мы провели много времени у этого памятника. Она рассказывала мне о том последнем для наших воинов августовском бое далекого 1943 года.


Я был уверен, что в этой могиле лежат и ребята ­ жители Куйбышева и Куйбышевской области, которые вместе с моим отцом участвовали во многих сражениях с немецкими захватчиками. Привожу фамилии, которые мне удалось записать в то посещение этого небольшого украинского села. К сожалению, я списал только фамилии, которые были высечены на двух из четырех мраморных плит, расположенных на постаменте. И сегодня, накануне 75­летия Победы, мне захотелось опубликовать все фамилии, которые мне тогда удалось записать: Абдурахманов В.; Бологов Ф.; Абдурашитов А. Я.; Бойцов И.; Абросимов С. И.; Бочаров; Аленин И. С.; Вторников; Алехин В. А.; Выходцев; Бабушкин В. П.; Глотов; Базин М. Ф.; Гончаров; Башлыков В. И.; Гончаренко; Белан П. А.; Горшенин; Бердников В. Е.; Гречин; Бессуднов Я. Н.; Груцын; Бодягин Я. А.; Давыденко; Давыдов; Казаков П.; Коява И. Л.; Казаков В. Ф.; Кондурцев А. Ф.; Кривец И. М.; Константинов А. В.; Козлов М. П.; Крисанов П. М.; Комиссаров А. И.; Крылов А. Н.; Кондратов Н. С.; Куликов К. В.


Может быть, кто­то из жителей Чапаевска, теперь уже дети, даже внуки, погибшего воина хранят извещение, что их отец или дед пропал без вести, и увидят в этом списке фамилию своего родного человека. Конечно, с учетом того, что сейчас происходит на Украине, не может быть полной уверенности в том, что могила не осквернена и памятник не разрушен. Но сама мысль о том, что теперь они знают, где погиб их родной человек, будет согревать их всю оставшуюся жизнь.

В. КОНДУРЦЕВ,
профессор СамГМУ, Заслуженный врач России.
Фото из семейного архива.

Написать комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.