ЖИТЕЙСКАЯ ИСТОРИЯ ИЗ СЕЛА ГОРКИ

Вот уже День семьи, любви и верности прошел, а послевкусие осталось. Хорошая семья тем и хороша, что любые трудности преодолевает, в том числе и непредвиденные. Никто не знает, что там, за поворотом жизни, а она такие вещи иной раз вытворяет, что только держись! А надо достойно жить дальше, по закону любви и совести…

История эта послевоенная, хотя начиналась задолго до нее. Жили двое — Николай и Лариса, в совхозе трудились, дом построили, корову держали, трех девочек растили. Девочки тихие, ясноглазые, выросли незаметно. Грянула Великая Отечественная война, Николай воевать пошел. Крепко ранен был не однажды, разрывная пуля ему половину лопатки вынесла, но уцелел. После войны мужиков — раз, два и обчелся. А Николай всегда при деле, и плотничал, и столярничал, и пчел «водил» успешно. Вот и девчат замуж повыдавал, все вроде бы хорошо. Да беда пришла большая: закрутила его одна молодайка, двадцати пяти лет от роду. Расчет ее был верный: мужиков нет, а этот, хоть и к шестидесяти приближается, но дом ей достроит, корову поможет держать, заживем! Да и детей его не осиротит, все уже пристроенные…

И все пошло, как и пошло: топор застучал, постель согретая, а Ларисины слезы не в счет, подумаешь, с войны ждала, молилась за него, детей сберегла, мать его старушку обихаживала и глаза ей закрыла. Мой теперь на улице праздник!

Да только встретились случайно на улице Николай и Лариса. Трудно было узнать мужика — исхудавший, в рваной просоленой гимнастерке, на ногах тапки грязные, да дырявые, щетиной заросший. Подошли друг к другу, помолчали…

-Вот что, отец, собирайся-ка ты домой, хватит с тебя, — твердо сказала Лариса.

Как обрадовался Николай простым этим словам…

Пришли домой. «Зови, мать, детей», — попросил он. А дальше была библейская сцена, кино бы снимать! Перед иконой на коленях попросил мужик прощения у жены, у детей, у внучат…

Все плакали, потом сели за стол.

А вот дальше — вот он, этот поворот! Ни в кино, ни в книге не бывает. Через девять месяцев, в пятьдесят три года родила Лариса мальчика, Шуркой назвали. Имя заранее подготовили, чтобы и девочке подошло. Даже в сорок три это было бы подвигом, а в пятьдесят три… Хотя — обычное дело на Руси. Бабы они и есть бабы — дуры!

Знала я этого Шурика, дивный был человек! Вырос, выучился, стал доктором. Родителей так любил, что каждому дай Бог! Лечил, по санаториям возил, зубы им вставлял… С такой заботой пожили родители долго. Мать до девяноста с лишком, а отец до восьмидесяти пяти и в здравой памяти…

А самое главное в этой истории что? Крепкая семья, она и такой вот жизненный катаклизм преодолеет. А мудрости Ларисы может позавидовать любая женщина.

Впрочем, и у пчел тоже только сильные семьи мед приносят.

Людмила СУХАРЕВА.

Написать комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.