ЛЮБОВЬ ТВОРИТ ЧУДЕСА

В июле семье Сергея и Наталии Назаренко исполнилось 16 лет. Не юбилей, но дата серьезная. В прошлом году у них появился пятый ребенок ­ доченька Наташа.

Приемные дети проходят разный путь до того, как попадут в новую семью. Они могут быть «отказниками» с момента рождения, или могут быть «подкидышами», найденными на улице, или изъятыми из своих кровных семей. Общее для них то, что они лишились самого главного ­ возможности жить со своими родителями и быть любимыми. Но опыт семьи Назаренко показывает, что чужих детей не бывает, а любовь может творить чудеса. Чтобы узнать, чем живет семья сегодня, мы встретились с многодетной мамой Наталией Назаренко.

­-Наталия Владимировна, что толкнуло в первый раз взять ребенка в семью?
-Невозможность родить своего, третьего. У меня на тот момент были сын и дочь. Я очень хотела еще детей, но по состоянию здоровья не могла это сделать. У меня на протяжении двух лет была сильная депрессия. Муж был против чужого ребенка, но когда он понял, что иного способа вытащить меня из того состояния нет, то дал добро на расширение нашей семьи. А потом уже это как наркотик. Если бы у нас был большой дом, мы взяли бы еще больше детей. Человек 10 было бы точно!

-­Кто первым появился в семье?
-­Толя. Ему было пять месяцев, когда мы его принесли домой. Через два месяца мы взяли Лизу, это его сестра. Нам сразу не сказали, что их двое, так как они находились в разных приютах. Витя, третий ребенок, появился в нашей семье двумя годами позже. Спустя восемь лет у нас появилась Катя. Тогда ей было 2,5 года. Сейчас Кате восемь лет, и мы решили, что ей нужна подружка. Катя ребенок­инвалид. В сад по состоянию здоровья она ходить не может, также как и в школу ­ только обучение на дому. В этом году она первоклашка. Но ребенок должен общаться с детьми, учиться играть, заботиться о ком­то. Мы полгода искали Наташу, пятого приемного ребенка. И наша солнечная девочка теперь с нами. Кстати, Лиза в этом году перешла на второй курс Чапаевского губернского колледжа, а Толя в этом году туда поступает. Следующим студентом станет Витя. Дети очень быстро растут.

­-Вы намеренно брали детей с различными диагнозами?
-­Поначалу ­ нет. Но так вышло, что у нас все дети с диагнозами. Когда брали Толю, новорожденного, мы и не знали, что нас ожидает. С возрастом болезни сами по себе полезли. Когда взяли Лизу, то уже в восемь месяцев у нее было два сотрясения мозга. Естественно, что это бесследно не может пройти. Дети, которых бросили родители, редко бывают полностью здоровыми. Катюшка у нас паллиативный ребенок, и ее вылечить нельзя, можно только поддерживать здоровье и развивать ее навыки. У Наташи синдром Дауна.

-­В свое время Катю не страшно было брать?
-Честно, страшно. Она у нас самая «тяжелая». Нас обманули в приюте Сызрани, откуда мы ее забирали, когда сказали, что она кушает сама. Мы знали ее диагнозы, но не ко всем нюансам на тот момент были готовы. А вышло так, что мы ее забираем, и я между делом спрашиваю, когда она ела, так как нам в электричке ехать два часа. Мне отвечают, что она недавно поела рис с мясом. Мы переглянулись с мужем, подумав: хорошо, жесткая пища, значит, кушает все. На железнодорожном вокзале купила ей печенье и детское молоко ­ перекусить. Я даю ей, а у нее рвотный рефлекс, плачет. Домой приехали, я понять ничего не могу, она боится воды ­ не пьет. Никакую еду в рот не берет. Три дня моя девочка почти ничего не ела. Потом мне подсказали блендером измельчать еду. Тут у нас процесс пошел, так мы и питаемся по сей день. Купались ­ наливали воды по капельке. При виде крана Катя пугалась. Мы много вкладываем времени и сил в развитие Катюши. Конечно, результат виден не сразу. Но не представляете, как мы рады даже самым маленьким ее победам. Недавно она у нас стала говорить предложениями. А с появлением Наташи Катя начала проситься в туалет. Для нас это сродни чуду. Теперь важно эти навыки сохранить. Приемные дети в семье до 18 лет. Мы с мужем понимаем, что и после 18 лет мы нашу девочку никуда не отдадим. В любом госучреждении все то, чего мы добились за эти годы, будет перечеркнуто за неделю. Она не выживет там. Поэтому, пока мы живы, она будет с нами. Есть у меня мечта, что Катя объединит моих детей, и они, будучи взрослыми, будут о ней заботиться все вместе.

-Как приняли дети Наташу?
-Наташу приняли непросто ­ немного ревновали, но это продлилось недолго. С Катей все было проще ­ они были младше и нянчились с ней как с куклой. Наташа очаровала всех, и мы уже не представляем, как жили без нее. Кстати, она единственный ребенок из пятерых приемных, который вышел из приюта любимым. Воспитатели ее обожали. У нее не было пустого взгляда в потолок, как это бывает первое время у малышей из госучреждений. К слову, у нее легкая форма болезни, она умница. Я уверена, что у Наташи есть шанс на полноценную жизнь.

-Наталия Владимировна, никогда не жалели о своем выборе?
-Никогда. Безусловно, были и очень сложные периоды, и руки опускались, но никогда не было мысли свернуть с выбранного пути. Приняв 16 лет назад решение взять детей в семью и отказаться от них сейчас ­ значило бы предать. Меня в 16 лет предала мама, и я пообещала себе, что никогда так не поступлю со своими детьми. Были мысли уехать куда­нибудь отдохнуть. Кстати, мы тут с мужем вспоминали и оказалось, что за 16 лет мы ни разу не оставались дома одни. Наша жизнь в детях, мы много энергии отдаем, но сторицей получаем взамен.

­-Когда ваши дети узнали, что они приемные?
-В 2004 году мы были третьей приемной семьей в городе. Галина Владимировна Монастырева, возглавлявшая в то время органы опеки, учила нас, что родители не должны скрывать от детей факт усыновления или удочерения. Мы всегда с гордостью говорим, что наша семья приемная. Конечно, малыши не понимали, что это значит. Когда появились первые вопросы, им было по 3­4 года, я обратилась к психологу. Тогда мне посоветовали сочинить сказку про приемную семью, так детям проще понять и принять.

-Отношение общества к таким семьям, как ваша, за 16 лет изменилось?
-­Очень медленно, но меняется. Мне очень обидно за все приемные семьи, когда слышу разговоры, что мы берем детей из­за денег. Я так считаю, это может сделать каждый, возьмите­попробуйте. Поверьте мне, что на 7800 рублей поднять больного ребенка нельзя. Я активна в социальных сетях не просто так. Многие знают, что мы не простая семья. Я хочу показать своим примером, что мы ничем не отличаемся от других. У нас те же заботы, увлечения и радости. Мы так же гордимся победами своих детей. У нас, как и во многих семьях, есть свои традиции и праздники.

­-Наталия Владимировна, подробнее о традициях можно?
-В нашей семье, помимо того, что все мы активно работаем руками ­ вяжем, шьем, делаем поделки, есть две важные традиции ­ лепить пельмени всей семьей на Новый год и отдыхать в июле на турбазе. К сожалению, в этом году из­за пандемии мы не сможем выбраться всей семьей за город, но традицию сохраним и, надеюсь, в будущем году наверстаем упущенное. До будущего лета и Наташа подрастет, с ней пока рано уезжать далеко от дома ­ маленькая.

­-Многие семьи боятся брать детей из приютов и детских домов, ссылаясь на плохую наследственность. Вы согласны, что этого стоит бояться?
-Бояться ­ нет, но помнить о ней надо. Я уверена, что наследственность ­ это 25­30 процентов, остальное это воспитание. Что посеешь, то и пожнешь. Согласитесь, что у каждого есть на памяти семья, когда благополучные родители и от рук отбившиеся дети. И наоборот. Нельзя целиком винить генетику. Этим многие оправдывают свою лень и родительскую несостоятельность. Сначала все разрешают, а потом хватаются за голову. В нашей семье все дети знают слово нельзя, они приучены к труду, мы многое делаем вместе. Мы с мужем очень много разговариваем с ними. Обо всем. Для посиделок во дворе муж сделал очаг, у которого собирается вся семья вечерами пообщаться. Конечно, наши дети не идеальны, но списывать все на наследственность нельзя.

-Что вас вдохновляет?
-Меня вдохновляют мои дети. Я не могу раскиснуть, мне некогда грустить. Они наполнили нашу жизнь смыслом. Много лет назад мы потеряли родную дочь, она погибла. И только потому, что в нашей семье на тот момент было трое приемных детей, я не сошла с ума от горя.

-Ваше пожелание тем, кто еще думает, брать или нет приемного ребенка?
-Не надо бояться. Десятки примеров, когда замкнутые и слабые дети в приюте расцветали в семье. Любовь творит чудеса. Этим летом дети подошли ко мне с вопросом, где можно заработать деньги. Я им сказала: обрывайте вишню, у нас большой сад, а я ее продам. Все деньги будут ваши. Дети согласились. Несколько дней, несмотря на знойную жару, они собирали ягоду. В итоге каждый заработал по три тысячи рублей. Они сложились и купили нам подарок ­ электрическую духовку. У них есть и свои мечты, но они решили сделать так. Я их люблю и горжусь каждым! Теперь еще чаще буду радовать их вкусной выпечкой.

Анастасия КРАСИНА.
Фото автора

Написать комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.