БЕСКРАЙНЯЯ ЛЮБОВЬ К ДЕТЯМ

В этом году концертмейстер Людмила СУХАРЕВА отмечает юбилей ­ 55 лет педагогического стажа.

За полвека работы менялось многое в жизни Людмилы Евгеньевны, неизменной осталась любовь к детям. Талантливый музыкант, женщина с интересной судьбой, мама троих детей, она продолжает радовать близких и работать. О том, какими качествами должен обладать учитель и что его вдохновляет сегодня, Людмила Евгеньевна поделилась с нашими читателями.

­-Как музыка пришла в вашу жизнь?
-­Музыка со мной с раннего детства. Я закончила первую музыкальную школу Чапаевска, тогда она находилась на Пролетарской. Первой моей учительницей была Лидия Исааковна Середицкая, позднее она стала директором 10­й музыкальной школы в Самаре. Лидия Исааковна была отличным педагогом и очень чутким человеком. Ее интересовало все: как чувствует себя мама, не голодна ли я. Она добилась того, что с нас сняли плату за обучение, добилась прокатного рояля, купить его тогда было невозможно. Я переняла у нее многие приемы и методы воспитания. Как она тогда занималась со мной, так и я сейчас работаю с детьми. После музыкальной школы я поступила в педагогическое училище на музыкальное отделение.

­-Людмила Евгеньевна, как вы считаете, педагог ­ это профессия или призвание?
-­Слово педагог в переводе с греческого означает «водящий детей». В Древней Греции это были рабы, представленные к детям, чтобы они в первую очередь уберегали их от травм. Поэтому слово педагог мне не особо нравится, мне больше нравится учитель или наставник. Ребенок ­ это чистый лист бумаги, что напишешь, то и останется. Наставник ­ человек, который понимает природу детства, умеет прощать, понимая, что молодое вино бродит. Хороший учитель не ждет сиюминутного результата, а сознает, что вовремя посеянное доброе слово все равно взойдет. Это суть нашей работы ­ наставлять. Можно ли этому научиться? Можно. Любым ремеслом можно овладеть, но степень мастерства всегда разная. Например, есть хирург, а есть выдающийся хирург, есть учитель, а есть выдающийся учитель.

-­Вы себя к кому относите?
-Я себя к выдающимся учителям не причисляю. Я отношусь скорее к добросовестным ремесленникам, склоняющим спину перед ребенком. Вот, например, был такой педагог в Одессе Петр Соломонович Столярский, который вырастил целую плеяду потрясающих скрипачей. От меня блестящих пианистов вышло всего двое. Но я стараюсь через музыку воспитывать в детях общечеловеческую культуру. Мне очень нравится выражение Леонарда Бернстайна о том, что детей надо учить чувствовать человека. Не набивать его знаниями, он и сам найдет все, что ему надо, источников масса, а научить чувствовать состояние другого человека, печаль и радость. Музыка ­ это самый лучший инструмент в моих руках, с ее помощью я могу делать это очень красиво. Не морализируя и впиваясь в душу многократным повторением, а через красоту искусства.

­-За полвека вашей работы с детьми они стали другими?
-Нет, я не считаю, что дети стали другими. Другими стали условия, в которых они находятся. Это прежде всего избыток информации, не нужной для детей. Мы ведь их в этом не ограничиваем, а зря. Элитные учебные заведения вообще запрещают свободное общение с гаджетами. Дети все меньше общаются с помощью речи, а больше с помощью письменных символов. Это их обедняет. А что у них должно быть самым главным, как и у всех предыдущих поколений? Это стремление к правде и дружбе. Дружбой они дорожат, в дружбе разочаровываются и в ней же бывают счастливы. Все дети на всех этапах моей работы с ними любили игру. И сейчас они играют, только игры стали электронными и часто агрессивными. Общество оказалось неготовым к таким трудностям.

­-Отношение общества к труду учителя изменилось?
-­Если учитель хороший, то отношение к нему не изменилось. А вот насколько в наше время трудно быть хорошим учителем ­ это особый разговор. Дети очень хорошо чувствуют серый цвет, и они его не любят, он не в природе детства. Когда у учителя плохая речь, когда он косноязыкий, а таких очень много, то заработать уважение детей и родителей сложно. Я сама неоднократно была свидетелем ситуации, когда учитель вместо корректного замечания подростку, оскорбляла его. Так делать нельзя. Тут другое плохо, что система оплаты учительского труда «вымывает» лучших. Лучшие уходят из этой сферы. А ведь есть замечательное выражение Отто фон Бисмарка, что войны выигрывают не военные, а школьные учителя. Меня очень беспокоит то, что учителя начальных классов перестали улыбаться детям. Их настолько «зажали» в бумаги и отчеты, что у них происходит эмоциональное выгорание. Это очень плохо. Работая с маленькими детьми, их надо обнимать, смотреть им в глазки, интересоваться их самочувствием. В средних и старших классах это не так страшно, а в младшей школе чудовищно, когда дети просто Иванов, Петров и Сидоров, вместо того чтобы сказать: Феденька, мальчик мой, иди сюда. Но в нашем городе много хороших учителей, с некоторыми из них я знакома лично.

­-Людмила Евгеньевна, исходя из своего опыта, можете назвать те навыки и знания, которыми обязательно должен владеть учитель?
-Во-­первых, это доскональное знание своего предмета. Если это филолог, то он должен знать все тонкости современного литературного языка, многое уметь прочесть наизусть, иметь безупречную речь и приятную внешность. Я говорю не о стандартной внешности, а о собственном стиле и почерке обязательно. На мой взгляд, словесники ­ это элита. Во-­вторых, нужно хорошо знать психологию детей. Учитель, входящий в класс, должен сразу стать вожаком. Если это не так, то миссия учителя разваливается. Он лидер и любого «дублера» должен убрать на второй план своей эрудицией, остроумием, знанием предмета, юмором и так далее. В­-третьих ­ общая культура. Знать не только свой предмет, но и понимать живопись, музыку, ориентироваться в информационном потоке. На мой взгляд, это одни из главных составляющих качеств учителя. А еще, если женщина счастлива, то она индуцирует это счастье миру. Несчастливых, постоянно ворчащих женщин, не надо допускать к детям.

­-В вашей жизни было много творческих побед, Людмила Евгеньевна. Что­-то запомнилось больше всего?
-­В 2015 году в музыкальном конкурсе «Салют талантов» в Хельсинки я стала лучшим концертмейстером. Когда я стояла на пьедестале и нас награждали, первая моя мысль была ­ папа не видит. Папа, который так бился за мое образование, очень много работал, чтобы вытащить семью из послевоенной нищеты. Для мамы я была любая хороша, а вот для папы мои результаты работы были важны. Я плакала не от тщеславия и гордости, а от того, что папа меня не видит. И еще ­ спасибо моим самарским педагогам за выучку, хотя и нелегкую порой.

­-Людмила Евгеньевна, у вас есть идеал?
-Идеал есть, и он очертился уже в зрелом возрасте. Это не деятели искусств или известные учителя. Мой идеал это две мои бабушки, по линии мамы и отца. На их женские головы свалились такие испытания, которые выдержать смог бы не каждый. Первую половину жизни обе прожили счастливо. Бабушка со стороны отца вышла замуж по любви, у нее грамотный, с высшим образованием, муж, достаток, четверо детей. Началась война и все разрушила. Муж с войны пришел пьющим человеком, агрессивным и депрессивным. Она с четырьмя детьми ушла от него и не только не сломалась, но и всегда была стержнем семьи. Ее заботы и тепла хватало и детям, и внукам. Жизненные неудачи преследовали ее детей, но она была «маяком» для всех и помогала выстоять. А бабушка со стороны матери была богомольная, в отличие от деда­коммуниста. Когда началась война, дед и мой дядька, его сын, ушли на фронт. Моей маме не разрешили эвакуироваться, вместе с другими комсомольцами она осталась копать окопы под Ленинградом. Бабушка, взяв с собой двух маленьких дочек, отправилась из Ленинграда куда глаза глядят. С собой у них была лошадь, которую они очень берегли, ведь это была их единственная надежда на выживание. Бабушка даже не разрешала девочкам ехать в повозке, чтобы сберечь силы животному. Где-­то помогали землю вскопать, кому-­то что-­то перевезти ­ этим и зарабатывали себе на жизнь. И вот случилось чудо ­ в одном из городов они встретили дедушку, который пропал в самом начале войны. Так как у него было агрономическое образование, его комиссовали и отправили в село Журавли Куйбышевской области выращивать хлеб. Так семья частично воссоединилась. Бабушка продолжала молиться, и через какое-­то время она нашла младшего сына, который затерялся на дорогах войны. Мама тоже чудом осталась жива. Ее спасло то, что в коммунальной квартире с ней жила соседка, которая работала в хлебном магазине. Она приносила из магазина крошки, из них они готовили похлебку. Это помогло им не умереть от голода. Впоследствии маму эвакуировали «Дорогой жизни» по Ладоге до города Иваново, жители которого оказывали помощь бывшим блокадникам. Впоследствии всю жизнь мама с особым теплом и благодарностью вспоминала о них. Добровольцы тогда не только кормили эвакуированных людей, но и лечили, оказывали помощь в поиске родственников. И моей маме они помогли найти семью, купили билеты и отправили в Куйбышевскую область. Так мама оказалась в селе Журавли, где и осталась жить. Бабушка вымолила свою семью. Вот эти две женщины ­ мой идеал.

­-Что дает вдохновение вставать каждое утро с постели и идти вперед?
-­Отвечу тут словами поэтессы Ирины Одоевцевой:

Мне дышать не надоело,
Хоть «печален наш удел»,
Жизнь приятнейшее дело,
Изо всех приятных дел.

Меня вдохновляет сама жизнь. А в самой жизни можно много маленьких праздников. Моя тетушка, педагог, говорила: если нам не доступны большие радости, никто не запретит нам иметь маленькие. Цветы в вазу на обеденный стол поставлю ­ уже радость. Приглашу соседских ребятишек угостить пирожками ­ я счастлива, что они довольные и сытые. Кстати, у меня летом во дворе толкутся минимум четверо не своих детей. Это большое неудобство, но это и большое счастье. Я счастлива, что мой муж рядом. Вдохновляют и обязывают свои собственные дети. Я должна быть для них примером.

Анастасия КРАСИНА.

Написать комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.