СОЛДАТСКИЕ ВДОВЫ

Приближается 76-я годовщина Великой Победы. Всех мы помянули — и маршалов, и рядовых, фильмами и песнями, в литературе и музыке. Никто не забыт и ничто не забыто.

Только кажется мне — надо еще раз поговорить о вдовах, от пронзительных криков которых немели жители в деревнях, городах и селах.

Для страны война закончилась, а у вдов она только начиналась, война за выживание…

Мое послевоенное детство на вдовью жизнь насмотрелось. Вдовы остались с кучей детей мал мала меньше, да со свекровью больной, пенсии на детей были копеечные. Там, где в доме мужик пришел, пусть израненный, пусть покалеченный, жизнь налаживалась. Мужчины пошли работать — кто на производство, кто в колхоз, огороды вспахали, немощные артельным трудом занялись. Обувь чинить, печи класть, валенки валять — везде мужские руки. А вдовы — надо нанимать мужиков сена накосить и привезти, с дровами помочь, часто печи кизяками топили (сама так делала вместе с подружками-сиротинками), огород вскопать — тоже сама не успеешь. Раннюю картошку в мешках на горб и в город — в школу детям идти, одежду-обувь справлять, а она на них горит! Вставали бабы в половине четвертого, за водой к колодцу, за керосином в очередь, хлеб после войны по карточкам был. У самой ни приличной одежонки, ни обуви — так, кое в чем. На сельскую гулянку придут — и в слезы, замужние в парах сидят, а они как уточки подбитые! Но кто бабьи слезы считал, а вот чем спасались — артелью бабской. Капусту рубить артелью, избу мазать или белить — артелью, с детьми посидеть, за скотиной приглядеть опять друг за дружку держались. Иногда и ссорились (не без этого), а потом поплачут, где и по рюмочке опрокинут, и опять мир и дружба. Себя, любимых, только баней по субботам радовали, да и то не своей — не могла баба без мужика баню поставить и обиходить. Опять людям спасибо, никого не обижали.

Прошли годы, высохли-иссушились солдатские вдовы. Но детей хороших вырастили, выучили, определили, внуков дождались. Государство помощь назначило в виде пенсии вдовьей, если замуж второй раз не выходила. Да и редко кто их замуж-то брал с «хвостами», тогда детей-то помногу было. А еще привыкли они, всему научились — и дрова рубить, и сено косить, и частушки про себя, горемычных, петь. Гордость их — солдатская поросль — в рамочках на стене! Все пригожие, к маме приезжают, гостинцы привозят, все как у людей. Вот только руки болят по ночам так, что хоть криком кричи…

Художник наш российский Александр Шилов очень любит таких старушек рисовать — руки их узловатые, морщины рельефные, одежки скромные. Но посмотрите в глаза этим женщинам, и вы увидите в них небесный свет, который называется Божьей любовью.

И свет этот — негасимый. Он жив нашей памятью и девятого мая мы несем их фотографии в «Бессмертном полку» рядом с защитниками нашей многострадальной Родины.

Людмила СУХАРЕВА.

Написать комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.