ПОРОК СОВРЕМЕННОГО ШКОЛЬНОГО СООБЩЕСТВА?

Школа — один из главных социальных институтов в жизни человека. В ней ребенок учится не только гуманитарным и техническим наукам, но и искусству общения. К сожалению, не у всех это получается. Если каждому знакомо значение слова травля, то буллинг в современном речевом обиходе стал употребляться совсем недавно.

Мы поговорили с педагогом-психологом высшей квалификационной категории детского сада № 10 «Планета детства» Александрой Черновой об особенностях нового явления.

— Можно ли как-то охарактеризовать буллинг? В чем он выражается?
— Эта проблема далеко не новая. Она была, существует и будет всегда. Конечно, у насилия есть разные формы проявления. Например, физическая травля сопровождается побоями и телесными повреждениями, вербальная заключается в оскорблениях и так далее… Но важно учиться отличать конфликт от агрессии.

Наверное, каждый человек хоть раз в жизни сталкивался с буллингом. Если такая ситуация случилась в коллективе, то в нее вовлечена уже вся группа. Каждый занимает определенную позицию. Дети, которые не принимают прямое участие, а выступают свидетелями, тоже получают глубокую психологическую травму. Почему? У одних присутствует страх стать следующим объектом насмешек, другие хотят защитить, но не могут, а есть и те, кто внутренне поддерживает конфликт. Но больше всех страдает, конечно, тот, кого уже преследуют.

— Существует ли типичная жертва?
— Никто не застрахован от агрессивных проявлений в свою сторону. Но как правило, это дети ранимые, тревожные, впечатлительные… Инициаторы стараются нападать на тех, кто не способен им правильно ответить.

— Какие у этого явления причины?
— В любой другой психологической проблеме мы всегда идем от причины, но в травле никогда не надо ее искать. Она либо есть, либо нет. Буллинг чаще всего происходит скрытно, и поэтому педагоги и родители могут не замечать его. Сами ребята не всегда рассказывают о трудностях, с которыми сталкиваются, так как на первом месте в подростковом возрасте стоят сверстники и общение с ними.

Они проживают это самостоятельно. Очень часто с чувством вины. Считают, что поступили неправильно, сказали не то… На самом деле никто не виноват. Конечно, подросток имеет право на ошибку. Но она не основание для травли.

— Что делать, если ребенок не хочет говорить о проблемах?
— Подростковый возраст очень сложный для всех. Основная масса ребят проходит через этот период нелегко, какая-то часть незаметно, а около четверти подростков преодолевают его с большим трудом. Соответственно, их родители тоже. Не всегда просто понять поведение родного человека, тем более что школьнику вообще свойственны эмоциональные «качели», нестабильность в учебе.

Несмотря на это нужно быть очень внимательным. Особенно если ребенок встревожен, подавлен, появляются проблемы со сном, приемами пищи, посещением учебного учреждения и так далее. Необходимо постараться поговорить с ним на эту тему. Но для того чтобы подросток рассказал о своих трудностях, у него должна быть уверенность в том, что родственники защитят. Если взрослый не может этого сделать и тем самым снимает ответственность с себя, то школьник никогда не сможет сам это остановить. Даже вмешательство старших не всегда гарантирует конец агрессии.

Часто травля пресекается довольно быстро. Но бывают случаи, когда жертве необходимо менять школу. И даже в новом учебном заведении она может снова оказаться подвержена преследованию. Тогда самый правильный вариант — домашнее обучение. Школьник сможет успокоиться и прийти в душевное равновесие.

— Мы сейчас находимся в детском саду. Бывает ли буллинг здесь, или эта история только про школу?
— В дошкольных учреждениях про травлю вообще не говорят. Есть конфликты, которые бывают у детей в возрасте до 6-7 лет. Это связано с тем, что малыши не умеют общаться. Они конфликтуют не с целью обидеть, а потому что у них еще не сформированы коммуникативные навыки, не понимают, какие чувства испытывает их друг. Здесь нужно просто объяснять правила вежливости, поведения и этикета, личных границ у окружающих людей…

В начальной школе уже может существовать агрессия, но чаще всего она останавливается довольно быстро. В средних и старших классах это сделать сложнее, но при верном комплексном подходе все получается.

— Как правильно справиться с этой ситуацией?
— Лучше начну с практических советов. Жертве необходимо обязательно с кем-то делиться наболевшим. Если она рассказала об этом не родителям, а другому взрослому, на это не следует обижаться. Наоборот, они должны быть благодарны за то, что в их окружении есть такой человек, которому ребенок способен довериться. Это могут быть дядя, бабушка, тренер…

Лучше подключать всех: классного руководителя, психолога, администрацию. Обязательно следует контролировать себя и не давать выход эмоциям. Если образовательное учреждение не идет навстречу, то рекомендую не встречаться со стороной агрессора. Конфликт может быстро перей-
ти в другую плоскость. В таком случае родственникам необходимо обращаться в территориальное управление образования или в надзорные органы. Но как правило, все решается на уровне школы.

Инициатор травли чаще всего сам находится в сложной ситуации. Психологически благополучный человек не будет этим заниматься. Поэтому нужно обратить внимание на его внутренний мир. Проанализировать, что с ним произошло, почему возникла такая агрессия. Это признак личностной деформации. Конечно, это уже функция не представителей жертвы, а родителей преследователя и школы.

— Можно ли говорить о типичном агрессоре?
— Это не всегда ребенок с девиантным поведением. Он может быть достаточно благополучен внешне: хорошо учиться, заниматься внешкольной деятельностью… Но внутренний мир не зависит от оценок. В первую очередь надо смотреть, что происходит у него в семье. Часто это цепная реакция — нужно куда-то деть собственный негатив, и он находит себе жертву. Поэтому с агрессором тоже необходим личный разговор. Он должен понимать последствия своих действий, в том числе административные и уголовные, и нести за них ответственность.

Иногда ребята просто недооценивают тех чувств, которые испытывает другой человек. Они не понимают глубины наносимой ими травмы. А ведь некоторые ситуации могут привести к плачевным последствиям.

— Как должна отреагировать школа в таком случае?
— Повторюсь, что подход обязан быть комплексным. Это разговор с двумя семьями, самими детьми, целым классом. Ребятам нужно все объяснить, называя вещи своими именами. Это не шутки и не игра, а травля и издевательство.

Часто проблема решается достаточно быстро — дети все равно народ хороший. Но некоторые и правда делают зло, не отдавая себе отчет. Они еще не регулируют свое поведение и эмоции.

— А существует ли буллинг по отношению к учителю?
— Сейчас много пишут о том, какое плохое у нас подрастающее поколение. В системе образования у меня есть многолетний опыт работы и могу сказать, что младшее поколение не изменилось. Есть определенные законы психического развития и ребята развиваются по ним. Существуют определенные правила работы с детскими и подростковыми коллективами.

Мое убеждение немного банально, но любую профессию нужно любить. Если человек решил связать свою жизнь с педагогикой, то он не должен винить детей. Наоборот, настоящий учитель освоит правильное поведение в таких ситуациях. Профессионал уважает себя.

Никто не отменял требовательность и строгость. Но есть и жестокость. Когда наставник целенаправленно унижает одного и того же ребенка, настраивает против него класс или родителей — это неправильно.

Найти подход к подростку в принципе несложно. Необходимо понимать особенности его возраста и помнить, что ученик нуждается в понимании. Сопротивление прессингу — абсолютно нормальная реакция.

Поэтому для работы с детьми обязательно обладать необходимыми знаниями психологии. Их дают в высших учебных заведениях. Если забыли, то всегда есть литература и школьные психологи.

— Но что делать, если ребенок подвергся буллингу со стороны учителя?
— Нужен системный взгляд. Каждый человек согласно Конституции Российской Федерации имеет право на уважение к своей личности. Дети не исключение. Родителям советую идти по ступеням, лучше не перепрыгивать. Сначала в школьную администрацию. Конечно, никто не хочет развития конфликта, поэтому ситуации чаще всего решаются. Но если этого не произошло, то идите в следующие инстанции.

— Какие существуют последствия и как с ними можно справиться?
— В первую очередь буллинг влияет на психологическое здоровье человека. А именно на его отношение к себе. У подростка складывается убеждение, что он плохой. У него формируется низкая самооценка. Это касается и жертвы, и агрессора. У последнего в принципе тоже нет чувства самоуважения. С помощью насмешек он, как правило, пытается самоутвердиться. У свидетелей может появиться чувство вины, неуверенность, тревожность, страхи… Из-за ментальных проблем появляются и разные болезни. Травлю нужно не просто пресекать, а комплексно разбирать со всеми участниками. Детская психика довольно пластична, поэтому правильно и своевременно решенный конфликт не несет за собой серьезных последствий.

Записала
Марина ФРОЛЯГИНА.
Фото из архива
А. Черновой.

Написать комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *