«МОРАЛЬНЫЙ ДУХ — ВЫШЕ, А НАШИ ТАНКИ — ЛУЧШЕ»

Первая командировка в зону СВО у водителей, передающих воинам собранную волонтерами гуманитарную помощь, состоялась в декабре прошлого года, незадолго до праздников. Недавно они вернулись из своей четвертой поездки на линию фронта. С чем им пришлось столкнуться? Как их встречают земляки — участники боевых действий?

Как выяснилось, практически каждого что-то связывает с теми, кто сегодня на передовой. По понятным причинам я не буду называть фамилии: мужчины и так рискуют каждый раз, отправляясь в путь. У Альберта там сразу три брата, поэтому он считает своим долгом здесь обеспечить им надежный тыл. Алексей и вовсе родом из Донецкой области. В 2016-м, защищая мирных граждан, погиб его двоюродный брат. Сегодня имя Дениса Панчука носит школа № 16 в Горловке.

Рустам же присоединился к команде, как сказал он сам, по зову сердца. Первым отправился в ту самую поездку в декабре. С ним были еще двое товарищей, один из них — действующий военнослужащий. Ехали в Донецк. Под Авдеевкой попали под обстрел — под прямую наводку.

— Передвигались, используя карту в телефоне и навигатор, — вспоминает Рустам. — Ренат (участник боевых действий — прим. авт.) на тот момент служил в Луганской области и в этой местности не особо ориентировался. Перед нами — трасса в четыре полосы. Оказалось, вышли на дорогу, за которую шел бой. Слева — наши, справа… Посередине — укрепрайон. По нам начали стрелять, мы скорее развернулись и дали драпу. Там нет такого, как кто-то представляет, что колючей проволокой оградили, где свои, а где чужие. Достаточно сложно разобраться, тем более, если ночь. Повезло, ребята увидели, что по нам и по их точкам огонь ведется, начали обороняться. В пункте назначения выгрузились и обратно. Это было 24 декабря.

Алексей теперь шутит: ехали три мусульманина по православным делам… Налицо многонациональность России. Правда, спасаться пришлось от пуль тех, кто когда-то тоже назывался братским народом.

Уже в следующий раз, возвращаясь с Луганска, продолжает он, продвигались ночью по полям, вокруг живых людей не было. Честно говоря, не стала переспрашивать, что именно мой собеседник имел в виду… Буду считать, что им по пути никто не встретился.

— Вся дорога в осколках, как бы колеса не пробить, — возвращается к разговору Рустам. — Смотрю — снаряд торчит в асфальте. А вокруг все громыхает.

Мужчины возят на фронт вещи, собранные, пошитые и связанные мастерицами из движения «Золотые руки» — мы не раз рассказывали о них на страницах газеты. В коробках, конечно, не только провизия, носки и некоторая амуниция. Неравнодушные люди приносят в пункт приема гуманитарной помощи личные средства для закупки приборов, необходимых защитникам для ведения боя и обустройства быта. Например, в этот раз к воинам отправились, помимо созданных швеями «пятиточечников», шевронов и тактических ковриков, еще и генератор, приборы ночного видения, лазерные дальномеры, рации и пламегасители. Последние — тоже собственного производства.

— Наступления противника часто бывают по ночам, а они там очень темные. И если ты работаешь без пламегасителя, то по вспышке сразу засекут. Естественно, солдат не хочет быть замеченным, — рассуждает Алексей. — В общей сложности на роту — около сотни — мы уже передали. Закупаем металл, привлекли людей — токарей. О нашей разработке узнали пограничники из Ейска, сейчас прикомандированные в другой регион. Обратились, скажем так, со «спецзаказом». Хотя чертеж молодой парень сделал практически на коленке и сумел довести его до такого уровня, что бойцы говорят: им нужны именно эти.

С такой гуманитарной помощью, как пища и одежда, как поделился волонтер-водитель, вопрос налажен. Пока что по словам земляков, «все есть».

— Но так говорит простой солдат, — отмечает мужчина. — А когда спрашиваешь офицера — нас же сопровождали и начальники штабов, и начмеды — он по-другому видит картину. Будут, например, населенные пункты занимать и войска ставить в усиление. Магазины закрыты и надо что-то кушать. Тогда и пригодятся наши посылки. Простой круговорот: мы — армии, а армия — людям.

Привет с фронта обязательно передают землякам. Все наши отправления для защитников становятся важнейшим выражением поддержки.

— Всегда благодарят — говорят спасибо тем, кто собирает, кто трудится для них, — включается в беседу Альберт. — Понятно, что есть общее обеспечение, но какие-то вещи — те же теплые носки — в него не войдут. У тех же перчаток, допустим, есть срок эксплуатации, который истекает моментально: зашивать здесь не будешь, некогда. Также часть оборудования, которое выдают, в реальных условиях становится подобно расходному материалу. Что-то разбивается, приходит в негодность — нужно менять. Силами только армии этого быстро не сделать.

Четвертая поездка должна была состояться в начале июня, но как раз украинцы объявили о скором контрнаступлении, так что визит пришлось отложить. Ответственность за жизни гражданских водителей-волонтеров все равно лежит на плечах военных. Наших парней всегда встречают представители Вооруженных сил РФ, сопровождают их в пути по блиндажам, по окопам. Так, информацию о том, что нужно, получают непосредственно от бойцов, от тех, кто в гуще событий.

Кроме того, оказывается, в зоне конфликта действует комендантский час — после девяти вечера ездить нельзя. А проскочить раньше, увы, не всегда получается. Конечно, на блокпостах служащие тоже встречаются разные: у кого-то элементарно сдают нервы.

— В одной из командировок, помню, ребята удивились: не ожидали нас увидеть, так как не поняли — как мы вообще смогли до них добраться, — рассказывает Алексей. — В том месте стараются не находиться — считают особо опасным. Хотя и не ясно, почему: обошлось без обстрелов, выглядело так, будто все в порядке. Мы же гражданские люди, не понимаем, что происходит.

Вместе с тем наши и быт там обустроили, и хозяйство наладили. Даже баню соорудили.

-Да они, честно говоря, никогда не ожидают, что мы приедем, — говорит Рустам. — Я заметил разницу в их настроении. Сравниваю, как мы общались еще до Нового года и вот, не так давно, в апреле. Моральный дух стал гораздо выше.

Тому и обстановка соответствует, как добавляет Алексей, — это вам не «срочка»:

— Здесь и солдаты не «сопливые», когда офицер обычно намного старше и опытнее — к такому раскладу мы привыкли. Они другие — взрослые мужики, по 40-50 лет. Не боятся. Знают, что делают. На них смотришь и понимаешь: защитят Россию. Сто процентов.

И что отдельно стоит отметить, волонтеры-водители с приятным удивлением видят земляков улыбающимися.

— Весной ехали, встретили танкистов — они с передовой, — делится Рустам. — Три разных экипажа на Т-80. Веселые, позитивные, говорят, всего им хватает. Кстати, мобилизованные. Мы у них спросили про танки импортные. Ответили: наши — лучше.

Теперь команда добровольцев приступит к формированию нового груза. Когда отправятся на фронт — пока загадывать рано. Дежурные волонтеры из пункта приема, который находится по адресу: ул. Ленина, 43 подчеркивают, что сейчас есть потребность в медикаментах, в частности, обезболивающих препаратах местного действия. Еще на передовой радуются открыткам от школьников и малышей.

— Да, письма детские читают, однозначно, — заключает Алексей. — Мы думали сначала, что не будут — не до того там. А эти послания для них — как оберег…

На этот раз много рисунков прислали воспитанники реабилитационного центра «Надежда». Стараются не отставать и образовательные учреждения, и школы искусств. Теперь кому-то из защитников будет греть душу раскрашенный лист бумаги с короткой подписью: «Мы гордимся тобой, солдат! Возвращайся скорее домой».

Алиса НОВАКОВСКАЯ.

Написать комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *